Игорная зона Приморье «приросла» одним объектом на короткое время

Честный рейтинг лучших онлайн казино за 2020 год:
  • СОЛ Казино
    СОЛ Казино

    1 место в рейтинге! Забирайте бонус за регистрацию!

  • Казино ИКС
    Казино ИКС

    Большие Джекпоты и высокая отдача с автоматов!

  • ДЖОЙ Казино
    ДЖОЙ Казино

    Моментальные выплаты и много бонусов!

Стишок №8 за 12 марта 2020

Я выключаю телевизор, Эрнсту я пишу письмо
Про то, что больше не могу смотреть на дерьмо,
Про то, что КВН не тот,
Про то, что Шейнин снова врёт,
И что рублю опять трындец.

Про то, что я давно не пил,
Желанья нет и денег нет,
Про то что Путин позабыл,
Что правит больше 20 лет,
Про то что я давно устал,
Что я давно вас всех послал.
Уймитесь, наконец!

Даже не жду ответа. Больше надежд нету!
Когда же кончится это? Всё это.

Источник: anekdot.ru от 2020-3-12

про давно → Результатов: 126

Это не конкретная история, а обобщение многих. Ни для кого не секрет, что большинство наших бюджетных организаций живет под (уже, наверное, бессмертным) — «денег нет, но вы держитесь». И они держатся. В больших городах несколько полегче, а где-то и вообще благополучно, а глубинка выживает как может.
В каждой школе или больнице, д/саду или ДК, среди преимущественно женского коллектива, есть свои дядя Вася или Петрович, Витек или Славян. Эти простые, часто пьющие, ничем не выдающиеся мужики ремонтируют мебель, латают крыши, перестилают полы, обшивают старые стены новыми материалами, устраняют прорыв канализации или меняют батареи. При наличии некоторых средств или спонсорской помощи ими будет построено некапитальное строение или переоборудован в спортзал старый корпус. Они сторожа, кочегары или дворники. В их обязанности не входят вышеперечисленные и другие работы, но ведь «НАДО», а «денег нет». И давно выработавшее свой ресурс оборудование получает вторую жизнь. Бывает им выплачивают небольшие стимулирующие, но ещё чаще эти стимулирующие до них не доходят, так как на эти деньги нужно срочно купить стройматериалы или запчасти, или ещё что-то, иначе без этого потребнадзор или другая какая проверка прикроет учреждение.
Иногда бывает небольшое чудо — «сверху» выделят денег на ремонт. Чаще всего это те же работы, что безвозмездно выполняют Петровичи и дяди Васи, просто в бо’льших объёмах. Но никогда дядю Васю и Петровича со Славяном не наймут делать этот ремонт за хорошую з/плату. «Вы не профессионалы» и «у вас нет лицензии».
А после темноволосых и темноглазых «лицензированных профессионалов» из ближнего зарубежья, дяди Васи и Петровичи устраняют недоделки, делают пристроенный теплый туалет действительно теплым, меняют проломленный (долго ли он в школе продержится?) гипсокартон на фанеру или вагонку, прибивают неприбитое и закручивают непривернутое. Бывает снимают всё нафиг и делают заново. Наградой служит возможность обматерить нерадивость профессионалов и умственные способности нанявшего их начальства.
Возможности Петровичей и дяди Васи воистину удивительны. Такое ощущение, что они способны восстановить своё родное учреждение с помощью лишь подручных средств даже после бомбежки. Всего лишь за искреннее «спасибо».
Возможно, кто-то скажет про этих мужиков — «лохи», на них ездят, а они молчат. Или что с такими руками они могут зарабатывать на стройках или ремонтах. Не знаю, почему они так не делают. Знаю лишь, что на таких мужиках держится сейчас страна. Именно их незаметный труд исправляет нерадивость и профнепригодность чиновников, именно благодаря дядям Васям, Петровичам, Лехам или Славикам наши дети ходят в школы и детсады, больницы принимают недужащих, ДК дают концерты и дискотеки.
Какого-то глубокого смысла в моем опусе не ищите. Просто в свете надвигающегося Нового года я попрошу вас поднять тост за простых и непримечательных русских мужиков, за дядь Вась и Петровичей. Нет, не в новогоднюю ночь за праздничным столом, а когда вы будете 1 января похмеляться, вспомните о похмеляющихся где-то Петровичах и Славиках с Витьком и скажите: «За вас, мужики!»

Про финансистов и людоедов.

Мой друг-еврей утверждает: все деньги на стыке. Суть этой фразы в следующем — берём что-нибудь из разных миров и объединяем. Типа айти и таксистов. Получается — юбер. Но фишка в том, что все самые страшные вещи тоже происходят при обьединение двух далеких миров. Вот, к примеру, если объединить финансовых консультантов и зэков, получится натурально кошмар.

Он искренне был уверен, что на любую угрозу или конфликт есть волшебная кнопочка «добавить в черный список», нажав на которую можно больше никогда не видеть надоевшего собеседника.
В одном городе жил да был консультант Федя. Жил и не тужил. Мужику слегка за тридцать. Вырос, можно сказать, в тепличных условиях. А это как? Был болтливым парнем. Работал на заштатном радио диджеем, оттуда позвали его банкиром трудиться. Убалтывать богатых клиентов. Рассказывать о том, как они вложатся и та-ак заработают. Многие верили. Парень харизматичный, язык подвешен хорошо. Тактика продаж называется — заболтать. Это когда сейлз пиздит-пиздит-пиздит. Не затыкается. А на радио диджеи тоже самое делают бодрым голосом. Нон-стопом. Только диджеям платят в десять раз меньше, а некоторым и в сто. Федя наловчился и скоро стал финансовым консультантом. Это вообще разводилово конкретное. Он вам подсказывает, куда деньги вложить. А бабки получает и с клиента, и с того, кого рекомендует.
Естественно, финансовые консультанты — народ осторожный. Поэтому они проговаривают, что ставка может и не сыграть. Но делают это очень-очень быстро. С той же скоростью, с которой гаишники представляются. Или по радио объявляют: лицензия связи тыр-тыр-тыр. Как будто и не говорил ничего. И все было бы хорошо у Феди. Если бы банки, с которыми он работал, не сносил ураган «Крымнашизма» и не лечили бы их потом в Центральной Больнице имени Эльвиры Сахипзадовны Набиуллиной. А когда за инвестиционный климат отвечает Игорь Иванович Сечин. Ну вы поняли. Федины клиенты стали терять деньги. И некоторые очень сильно обижаться стали. Притом не на Сечина и не на Набиуллину и её поликлинику. А на Федю.
Федя от клиентов не бежал. Шёл на диалог и на встречи. Разумно полагая, что девяностые давно отгремели и на стрелках уже не убивают. Но как это часто бывает с финансовыми консультантами, считают они с ошибками. Посудите сами. Сколько у нас давали за работу в ОПГ или ОПС? Правильно, лет двадцать. И если кто знаком с арифметикой на уровне начальной школы, то он понимает, что сейчас выходят как раз те люди, которые заехали в девяностых. Нынешние выпускники присели за парту в 1997ом. А в прошлом был 1996ой. А до этого… Ну вы поняли. Соответственно, выходит какой-нибудь Хмурый из своего университета, где он учился понемногу чему-нибудь и как-нибудь. И решает Хмурый бизнесом заняться. Долги выбивать. А что — резюме у него подходящее, опыт, тактикой ведения переговоров владеет. И просят Хмурого решить вопрос с Федей. Хмурый заварил себе крепкого чифирочку и позвонил Феде с целью повидаться.
Встречи Федя любил назначать в местах наполненных пафосом. Там сама благородная обстановка располагала к большим инвестициям. Вот и в этот раз был им выбран холл Гранд Отеля Европа, что на площади Искусств в Питере. Ковры, антикварная мебель, официанты скользят тенями, тяжелые английские портьеры, в углу негромко плакал альтовый саксофон…
-. Вы поймите сейчас инвестиционный климат. Макроэкономика. Центральный Банк. суммарные активы…, распределение инвестиционного портфеля в рамках избранной стратегии… — голос Феди лился словно музыка иногда даже попадая в тональность саксофона. Хмурый практически не слушал Федора, он откинулся на спинку готического кресла и смотрел в окно. У мудрых уркаганов это именуется термином «занырнуть», когда сиделец отрешается от бренности окружающего мира и уходит на время глубоко в себя. Например, чтобы переждать бессмысленную речь мента или прокурора. А хоть бы и терпилы…
— Таким образом, весело подводил итог Федор, для исправления вашей финансовой ситуации необходимо не изымать денежные средства, что вы ошибочно пытаетесь сделать, а дополнительно проинвестировать около ста миллионов рублей.
— Можно я вам кое-что скажу на ухо? — Задушевно переходя на шепот, сказал Хмурый, интимно приобнимая Федю за плечо. – Я тебя, сука, сейчас съем.
И, не дожидаясь ответа, сграбастал его в объятия и неожиданно впился острыми зубами финансовому консультанту прямо в нос. Он не собирался просто кусать, а планировал именно откусить кусочек трепетной плоти. Сказать, что Федор этого не ожидал, значит вообще ничего не сказать. Он принадлежал к тому нежному поколению, которое росло дома перед компьютером, а не на улице в песчаных карьерах и за всю жизнь даже ни разу не получало толком по морде. Он искренне был уверен, что на любую угрозу или конфликт есть волшебная кнопочка «добавить в черный список», нажав на которую можно больше никогда не видеть надоевшего собеседника. Он даже толком не смог ничего сделать, пытался вяло отпихнуть от себя Хмурого дергал головой, но хватка у того была железной. Со стороны картина выглядела так, как будто опытный ловелас, которому надоело забалтывать пышногрудую подвыпившую девочку в конце вечера просто берет и засасывает ее со всем своим казановьим пылом. Девочка вяло пытается отпихнуться, но в итоге сдается под напором кавалера и в итоге обмякает в его объятьях, отвечая на поцелуй.
Даже бдительный охранник гранд-отеля, перекрывавший в тот момент своим профессиональным взором сектор лобби-бара, лишь скользнул по обнимающейся парочке взглядом и презрительно отвернулся, поставив увиденной картине короткий диагноз: «Опять пидоры на людях целуются». В следующую секунду из откушенного носа хлынула кровь, и томную обстановку взорвал истошный визг консультанта. Антракт. Занавес.
После антракта герои собираются в ментовке. Отдел ржёт. Смотрят на Хмурого, на Федю, — и ржут. Просят пересказать. На бис. Ещё раз. Свидетельские показания о том, что все подумали, будто голубки милуются, доводят правоохранительные органы до икоты.
— А вы меня оставьте наедине с ним. Я его натурально доем, — просит ментов Хмурый. Мы в Омске на пересылке и не таких крыс жрали.
После этого некоторые лейтенанты ползают на карачках. Подняться не могут. За хороший спектакль бывшего сидельца. Отпускают. Театр одного актера. Играет хорошо. Не халтурит. Да и предъявить ему в правовом поле особо нечего. Телесные повреждения? Побои? Нет? А может, вы правда по обоюдному согласию – кто вас, извращенцев, разберет? Подавайте, гражданин, в суд на этого людоеда. Финансистов же никто не любит. Ни в одной стране мира. Самый недолюбленный народ, вроде таксистов.
И Федя оказывается в идиотском положении. Хмурого отпустили и тот караулит вместе с корешами своего возлюбленного прямо у ментовки. Периодически заглядывает в окна и под аккомпанемент новых взрывов циничного ментовского хохота завывает:
— Федюньчик, выходи, любимый. Доедать тебя буду, выходи родной, не томи!
А самого Федю, зажимающего трясущимися руками остатки окровавленного носа выталкивают менты. Иди со своим носом в травмпункт, оформляйся. Там посмотрим, что можно сделать. Публика ждёт третьей части. Интересно ментам: что будет ближе к финалу. Съест ли Хмурый финансиста? Веселый старлей из уголовного розыска, известный гуляка и балагур, даже не поленился и торжественно вынес Хмурому горчичку и кетчуп из собственных кухонных запасов, после чего работа отдела стала уже полностью парализована смеховой истерикой.
Федя ментов просил, деньги совал, угрожал, на коленях стоял, — все напрасно. Симпатии аудитории был всецело на стороне Хмурого и его друзей. Как-то они оказались социально ближе. Окончательно разуверившись в силах родной полиции, Федя копается в телефоне. Просит друзей помочь. Те вспоминают, что было волшебное детективное агентство. Вроде как, могут чудеса творить. И вот Федя, заикаясь и шмыгая, рассказывает уже хорошо знакомому нам неутомимому детективу Савелию, как стал жертвой людоедства. И что его вот-вот доедят.
Савелий выясняет подробности происшествия. Пересказывает своему офису. Офис плачет. Тем не менее, спасать Федю надо. Тут, вроде, все просто — подогнали машину прямо ко входу. Завели в неё потерпевшего. Вроде как забрали. И газу. Только за машиной побежал Хмурый и компания. А от таких персонажей убегать нельзя. У них рефлекс: бежит — значит жертва. Остановились. Вышел Савелий на переговоры:
— А куда вы его везёте? — любопытствует каннибал.
— А везём мы его туда, куда вам знать не обязательно, — с видом настоящего чекиста очень вежливо говорит Савелий. — У нас приказ доставить целым и невредимым.
Хмурый приуныл. Не смотрел он на своей зоне День Выборов. Отобрали, думает, суки-чекисты хлебушек. Страх перед погонами у большинства сидельцев формируется на подсознательном уровне и ничего ты с этим не поделаешь. А Савелий получает свои законные 300 тысяч рублей за проявленное мужество и героизм, а также актерские способности. Услуга называется такси им. Дзержинского.

На тему татуировок.
Эх, верно говоря, «маленькие дети — маленькие проблемы, большие дети — большие проблемы».
Доче не так давно 16 лет исполнилось. Соответственно, нужен подарок, а с учетом возраста — абы что не уже подаришь. Ладно.
За пару недель до ДР на тихом семейном ужине закидываю удочку типа «доча — а какие пожелания насчет подарка?».
Пап — говорит — ругаться не будешь?
Уже напрягся. Ладно, говорю — банкуй. Руби с плеча.
Папа — говорит — тату хочу.
Я лично — категорический противник татуировок. Себе не бил никогда и не собираюсь. Почему? А нафига?
Ну а пока я в ступоре, начинается обработка на тему «пап, ну у нас почти все в классе уже что-то набили. Кто бабочек-цветочки-розочки, кто уже чуть ли не на всю руку (ногу) что-то себе забабахал. Круто ведь. Клипы и фильмы посмотри или хоть твои любимые бои без правил — там наверно, только Федор Емельяненко без тату остался».
Блин, думаю — приплыли тапочки к обрыву.
В темпе качаю ситуацию.
Убеждать, что серьезным людям тату нафиг не нужны — без толку. Круто же.
Про перспективы рассказывать — тоже. Сам такой был — в мои 16 мне даже 20 лет дремучей недостижимой старостью казались. А уж 30-40 — это вообще (пап, а ты в каком полку на Куликовской битве бился? А мамонтов помнишь или по старости позабыл все?).
Хотя.
Ладно, говорю — давай попробуем. Что где и как хочешь колоть?
Объясняет, даже рисунки показывает. Энтузиазма — море. Что ж, давай, трать свой энтузиазизм — потом мне проще будет. Я ведь старпер — мне что на ринге, что по жизни сначала измотать противника надо, а уж потом и нокаутировать. Сразу сходу — силенки уж не те.
Ладно, говорю, а с чем носить будешь? Принеси мне свою самую любимую шмотку, а?
Притаскивает. Знаю я это платьице и кошелек мой его тоже знает. «Помнят с горечью древляне». Как они его с моей второй половиной выбирали — тема отдельного разговора.
Ну что ж, говорю, давай договоримся.
С этого дня ты, доча, в этом платье обязуешься ходить месяц. Всегда и везде. В школу, к подругам, на доп.занятия. Дома маме помогаешь — тоже в нем. Ешь в нем. Ага, и полы тоже в нем моешь. И ДР свой в нем отмечаешь. Ну да, после того, как полы в нем помоешь. Можешь постирать — я не зверь. Короче, снимаешь его только в ванной, да на ночь перед сном.
Пап, а на фига?
А все просто — уверен, к концу даже этой недели оно тебе надоест по полной. И смотреть ты на него будешь как Ленин на буржуазию. С одной мыслью — как ты мне уже надоело.
Это один раз в нем понтануться — одно. А вот в любимой шмотке комнату убирать — совсем другое.
И когда оно тебе надоест, прикинь — шмотку ты снимешь. А тату — уже нет. И носить ее тебе не месяц, а до конца жизни. И снимать ее даже в ванной не получится.
Как-то так.
Рискнешь?
Гляжу, пошло осознание. Ладно, пап, я подумаю.
Это правильно. Думать — оно полезно.

У каждого, наверное, есть в воображении есть конкретный материальный предмет, символизирующий личную или более крупную мировую катастрофу. Книжка с дарственной надписью от бывшего бойфренда, подаренная накануне расставания. Или привезенный кем-то из знакомых с последней войны осколок снаряда, случайно на улицах города подобранный.
У меня раньше это был пробитый пулей гимназический русско-латинский словарь конца 19 века, изданный в Петербурге, случайно в букинистическом магазине в Кишиневе купленный. На нем так и написано было, с внутренней стороны — «Пробито пулей. 1917 год». Хотя и так ясно было, что пробито пулей, и очень давно. И вот я представляла себе — вот была где-то российская гимназия, учились они там всему мирно, в том числе латинскому языку, а потом — бац, революция, война, перестрелки, пришлось этим бывшим гимназистам вместе с семьями бежать через Бессарабию на запад, и вот застрял этот пробитый революционной пулей словарь сначала в кишиневском букинистическом магазине на долгие годы — кому такой древний русско-латинский словарь понадобиться мог? А потом я его в годы обучения на истфаке купила по дешевке, справедливо решив, что не мог мертвый язык латынь даже за 100 лет хоть как-то измениться. Но всегда на дырку от пули с уважением, страхом и любопытством поглядывала- что там случилось-то, какая перестрелка? И одногрупников им пугала — у мена даже латинский словарь такой суровый, продырявленный пулей, но не до конца пробитый, только передняя часть обложки. Очень твердый и тяжелый словарь-то. 19-й век все-таки. По голове хлопну — мигом лезть с глупостями перестанете. Старинный латинский словарь — оружие современного пролетариата.
Теперь у меня новый символ бедствия. Совершенно нечаянный.
Пару дней назад у меня уперли, представьте себе, старый, никому, даже мне самой, не нужный каменный цветочный горшок. Стоявший последние 12 лет перевернутым под дверным звонком у наружной двери в виде подножки для местный детей. Ну, чтобы они до звонка этого доставали.
И мои, и соседские дети давно выросли, выше меня стали, про подножку эту сначала все забыли за ненадобностью, потом, натыкаясь на него по несколько раз в день у своей же двери, каждый раз думала — надо бы этого уродца выбросить. Его и за дверь-то выставили за уродством. Потом он оброс бессуразно пышным выоким мягким мхом очень красивого изумрудного оттенка, потерял всякие похожие на первоначальные горшечные очертания и стал некоторым образом даже красив. Очень красив. Наверное, это была его, горшечная, самозащита от выброса. Я его именно в виде такого экзотического дзенского садика у двери долго терпела. Хотя в первоначальном образе цветочного горшка его узнать могла бы только я, потому что я его еще во младенчестве помнила, полученном в голом виде безо мха от прежних хозяев дома. Да и пригляделась я к нему как-то.
Представьте себе, его ни разу не пытались украсть даже наркоманы, которых в нашем центре города предостаточно, и которые все поддающееся унесению и продаже предметы крадут. Но вот — горшок был стоек, не поддавался ни первому, ни второму. Во-первых, неимоверно тяжел был, во-вторых — да кто его купит, кому он нужен-то?
И вот этот артефакт, простояв у моей наружной двери, где он всем и всегда был доступен, без малого 12 лет, был недавно темной ночкой унесен. По бессмысленности этот поступок примерно равен краже гири у подпольного миллионера Корейко.
Нет, я уже и раньше охотников за мусором — по виду беженцев — на нашей улице ранним утром наблюдала. Одеты более или менее чисто и прилично, глядят интеллигентно, ничего никогда не просят, но подбирают такой мусор, у дверей выставленный — страх глядеть. И испуганно уносятся, если их за этим занятием застать. Даже не успевала им сказать — я сама вам многое чего вынесу, скажите только, какие размеры нужны, и что именно. На улицу просто так не вынесешь — дождь идет каждый день, промокнет и заплесневеет все.
Утешаю себя мыслью, что они моего древнего мохового уродца на пользу дела употребили. Посадили в нем наконец-то что-нибудь полезное — петрушку там, базилик. Он все-таки от рождения был — цветочный горшок.
Но вот то, что они даже такое унесли (не украли. Я сама его за дверь выставила. На долгих 12 лет) — это-таки гуманитарная катастрофа. 12 лет это было никому не нужно. А тут — позарился кто-то. Наверное, очень бедные люди. Совсем бедные и отчаявшиеся. Беженцы. Которым даже этот заросший мхом уродец, которого 12 лет подряд руки не доходили выбросить, и которого даже местные наркоманы не брали — оказался добычей, и они эту тяжеленную каменюку темной ночкой вдвоем уносили (потому что в одиночку это не поднять, я каменюку помню). Это ведь совсем уж отчаяться нужно — на такое позариться.
Вот в такие моменты и понимаешь, что есть на свете люди, настолько бедные, что стыдно самой на что-либо жаловаться. И вот, если кому не ясно, давно всеми забытый цветочный горшок — для меня символ беженцев, выживающих как умеют.

Среди моих приятелей есть один тип, который за двадцать лет нашего знакомства умудрился практически не измениться. Он даже живот не наел, а отсутствие печали в глазах и морщин на лбу заставляет подозревать, что у него нет нервов, соответственно, совести, и вообще, что он редкая сволочь. Но речь не о том.

Этот человек-консерва портит настроение окружающим, однако оказалось, что и у нашего вечнозеленого кипариса есть проблемы. Обобщая, он назвал их «песком в трусах».

Список казино полностью на русском языке:
  • СОЛ Казино
    СОЛ Казино

    1 место в рейтинге! Забирайте бонус за регистрацию!

  • Казино ИКС
    Казино ИКС

    Большие Джекпоты и высокая отдача с автоматов!

  • ДЖОЙ Казино
    ДЖОЙ Казино

    Моментальные выплаты и много бонусов!

— Понимаешь, — признался он однажды, — я всегда любил море. В детстве я обожал, наплававшись до синевы, выбраться на берег, развалиться на горячих камнях и греться, пропекаться, как рыба-гриль, до тех пор, пока станет совсем невмочь, и тогда, раскаленным снарядом, опять броситься в прохладные морские волны.

Я слушала и кивала, поскольку, как человек, выросший у воды, прекрасно понимала и про «рыбу-гриль», и про «раскаленный снаряд».

— Так вот, недавно я обнаружил, — всхлипнул он, — что валяться на камнях страшно неудобно, а песок, набившийся в мокрые трусы, не дает спокойно валяться в шезлонге. Теперь, для того чтобы расслабиться, мне надо два раза принять душ, вытереться, сменить мокрые плавки на сухие, получить свой Campari, причем, лед в стакане не должен растаять, а апельсин обязан горчить. Мне еще нет 50-ти, а у меня уже полно проблем!

Его нытье меня насторожило. Я прекрасно помню, как в юности сама каждое лето приезжала к родне на море. Я часами не вылезала из воды, и по вечерам няньки проверяли, не выросли ли у меня плавники и жабры.

Я могла загорать, лежа на камнях, на автомобильных покрышках и железнодорожных рельсах, и мне везде было одинаково удобно. Я не сгорала на сорокоградусной жаре, говорила медузам «бу!» и они тонули от страха, наедалась тремя помидорами и спала пятнадцать минут в день.

Этим летом, заметив рыбку-малютку, выпрыгнувшую из волны в полукилометре от меня, я заорала так, что мне в ответ из-за горизонта просигналил итальянский сухогруз. Теперь я смешиваю два крема с пятидесятипроцентными коэффициентами защиты в расчете на то, что в сумме они дадут сотню и защитят мое бледное тело, как куски картона.

Это в прошлом веке мы с друзьями-студентами скопили полторы копейки, навешали лапшу на уши родителям, положили в карманы зубные щетки и укатили на неделю в горы кататься на лыжах.

Курорт был дрянной, еда паршивая, лыжи кривые, а мы нищие и неприхотливые, как воробьи. Мы жили вшестером в двух комнатах, на завтрак ели кашу с хлебом, вечером пили дешевое вино и курили вонючие сигаретки, но были до потери пульса счастливы.

Прошлой зимой я расстроилась, когда обнаружила, что в меню, скажем так, неплохого курортного ресторана закончился зерновой хлеб, и совсем скисла, когда поняла, что забыла дома любимую подушку.

Ок, с годами человек меняется. Накапливает и наращивает не только кругозор и опыт, но и жирок на боку, делается подозрительным, упертым, привередливым, теряет лихой аллюр и любопытство во взгляде. Теперь все всё знают, меньше спрашивают и чаще поучают. Все оборачиваются очкастыми экспертами и прожженными занудами, которым не угодишь, которые уже все видели и с усталым видом обсуждают, какая нефть на вкус слаще.

В результате понты и потребности заводят в тупик, и для многих настоящей катастрофой оборачиваются самые простые вещи — необходимость выбраться из своего кондиционированного бьюика и спуститься в метро или переехать с Тверской улицы в Тверскую область.

Понятное дело, что номер в «Англетере» со всех сторон лучше комнаты в привокзальном приюте «Бардачок», но если вы отказываетесь ехать в другой город только потому, что ваш люкс занят, а полет эконом классом оскорбляет вашу спесь, то плохо ваше дело.

Справедливости ради, надо признать, что привередливость и поганый нрав проявляются независимо от успешности и карьерного роста. Кромешное занудство уравнивает бюджетника и человека с достатком. Но если первый еще вызывает понимание и сочувствие, когда ропщет на судьбу, забросившую его с прожиточным минимумом и хищной тещей в пучину Капотни, то капризы раздобревшей на платиновых карточках личности уже ничего хорошего не вызывают.

Одна такая дамочка как-то раз приползла жаловаться подружкам на скандал, который вышел у нее с мужем из-за размеров ее новой гардеробной. Мужчина самолично измерил шагами помещение, отведенное под ее шубы и лифчики, и заявил, что Георгиевский зал Кремля меньше этой костюмерной. Он зачем-то вспомнил, что пятнадцать лет назад женщина имела всего одну шубу и два вечерних платья, однако была не менее элегантна, экономически выгодна, весела и беззаботна.

Вместе с легкостью на подъем и неприхотливостью сдает и способность удивляться и радоваться жизни. Понятно, что сложно с той же искренностью, что и в первый раз, восхищаться сто сороковой поездкой в Париж или продолжать верить в любовь до гроба, стоя у алтаря с пятым мужчиной. Мало кто сохраняет оптимизм во взгляде на мир, женщину, мировую закулису и перспективу красиво заработать или промотать деньги. А зря.

С возрастом некоторые, так или иначе преуспевшие в жизни товарищи, до такой степени разочаровываются во всем, что начинают увлекаться какими-то неадекватными развлечениями, тонут в пороках или заводят себе юную и смешливую подружку, клокочущую от предвкушений, счастья и надежд. У них самих все предвкушения и надежды давно выгорели дотла. А чтобы заставить их что-то почувствовать, им надо шило втыкать в известное место, и то не факт, что из этого что-то получится.

Хорошо, никто не говорит, что и в сорок надо быть таким же беспечным придурком, как в двадцать. Но одно дело, печаль в глазах и опыт в анамнезе, и совсем другое — свинец в ногах и райдерский список в голове.

Говорят, это неизбежно. Не верю. Мне кажется, даже если человека не наградили нестареющим энтузиазмом, любопытством к жизни, легкостью на подъем и готовностью в одночасье лишиться своих бесценных миллионов или привычек, в процесс остывания души можно успешно вмешаться. Следить за ней, как за своей селезенкой. Одни изменения поддерживать, а другие контролировать. Хотя бы пытаться.

Потому что, когда человеку еще жить да жить, а у него из всех щелей песок сыплется, ему все не то и все не так, кругом одни твари, мир прогнил и от Парижа с души воротит, это как-то совсем печально.

Несправедливо расставаться с огнем в глазах и простыми радостями жизни только потому что вы повзрослели или преуспели. Вон, посмотрите на Мика Джаггера. Чуваку восьмой десяток, а его колбасит, как семнадцатилетнего. Ок, такое не всем дано, но, может, стоит хотя бы попробовать?

У нас в доме очень сильная слышимость. Минут тридцать назад у соседей стоял дикий грохот и жена орала на мужа примерно следующее: » ты ох..ел совсем! Вечно какую-то х..ню творишь теперь ещё и триппер домой принёс!» И все в таком духе. Слышно было только соседку. Сосед или говорил тихо, или молчал. Я немножко охренела от услышанного. Пара молодая, ну, скандалят конечно, но чтобы муж такое отчебучил. Я всегда себя некомфортно чувствую, когда они за стеной ругаются, стараюсь на кухню уйти, там не слышно. В этот раз так же и сделала, чайник поставила, решила мусор вынести. Выхожу с пакетом в подъезд, а там этот сосед около окна стоит. Смотрим несколько секунд друг на друга молча, потом он из-за пазухи котёнка достаёт и происходит у нас следующий диалог. С-сосед, Я-я.

С: возьми котёнка на пару часов, а?
Я: а откуда он взялся?

С: да на колесе сидел у меня, от снега прятался, а я домой его принёс, жена его триппером обозвала и сказала выкидывать идти. А я не могу, он же замёрзнет там. Вот матери своей позвонил, сказала привозить, но через пару часов. Подержишь у себя, а?

Так сосед мне на пару часов триппер свой отдал. Триппер наелся и спал в коробке. А потом он уехал жить к матери соседа.

Эх. жизнь порой такие фортели выдаёт.

Антон живет прям под соседями из истории про триппер, а слышимость у нас, как я уже рассказывала, ооочень хорошая. Днём у нас все на работе/в школе/в садике за исключением бабы Маши, Антохи (у него график два через два) и декретчицы. Короче, со слов Тохи от первого лица:

Проснулся, голова болит, а похмелиться нельзя, так как к часу обещал к матери на работу сходить и помочь коробки с новым товаром разобрать и разложить все. Мать подводить нельзя, поэтому холодное пиво томилось в горьком одиночестве на холодной магазинной полке. Обычно в это время тихо, никто над головой не топает, а тут ходит кто-то как слон. Выглянул в окно, машина соседки стоит, приболела наверное, дома осталась. Помаялся, полежал, в душ сходил и тут в квартире сверху начались типичные скачки на кровати. Но смутило то, что машины соседа около дома нет, да и грохот стоял, как в первую брачную ночь у молодых, а не как у людей несколько лет вместе проживших. (Видимо, за столько лет проживания под этими соседями Антоха уже выучил звуки их сексуальных игрищ — примечание автора)

Короче, дай, думаю, соседу позвоню, номер же есть. Звоню, а он на работе. Ну, я и рассказал ему о происходящем. Он выслушал, блякнул, трубку бросил и через 15 минут дома был. Дальше были крики, грохот, но уже не от кровати и, финалом всему вещи, летящие из окна.

Дальше уже не от лица Антона, а от моего, оно посимпатичнее будет.

Прихожу вечером с работы, во дворе, нахохолившись как воробьи, сидят Антон и этот сосед. Пьют коньяк. Охреневаю, подхожу, закуриваю. Я-я, А-Антон, С-сосед

Я: Тох, ты соседей в свою веру оборачивать начал? Теперь в церкви бухляшей буднего дня прихожан больше стало?
С: Тоха мне сегодня рога подпилил, так что праздник у нас, отмечаем.
А: теперь у тебя за стеной тишина будет, возрадуемся братья и сестры! Коньяк будешь?
Я: не, я чаем отмечу. Я что-то не поняла, что случилось-то?

И рассказал мне сосед, что давно благоверную в изменах подозревал, но никак не мог за хвост поймать. И переписки проверял, и разговаривать с ней об этом пытался, а она все отрицала и называла его параноиком. А тут должен был он уехать сегодня в командировку, да в офисе задержался, а жена его видимо думала, что он с самого утра свалит. Вместо садика отволокла сына к матери своей (я, кстати, думала, что он постарше, а оказалось всего 5, потом спрошу, чем они его кормят, сама такое жрать начну, может вырасту) и устроила любовническую вакханалию в семейном гнезде. Тут Антоша бдительность и проявил. Сосед приехал, подрался с любовником жены, всех разогнал, вещи супружницы, которые под руку попались, в окно повыбрасывал. Не все, а только чтобы пар выпустить и злость унять. Тёще позвонил, сказал, чтобы дочь свою встречала на постоянное иждивение.

Квартира в нашем доме куплена его родителями и оформлена на них же. Сказал, что как вещи все изменщица заберёт, в квартиру вернётся жить котёнок-триппер, которого она выкинуть требовала. Сосед пошёл за второй бутылкой коньяка домой, а Антон рассказал мне начало истории, которое вы уже знаете.

Преподаю в вузе очень давно.
Практика научила студентам не верить.
Поэтому ни историей про больную бабушку, ни даже про свадьбу послезавтра меня не разжалобить.
А началось все с курсового.
Хмырь пришел и говорит:
— Такойто Такойтович, не успеваю я курсовой сделать, поставьте мне. Я Вам его в начале следующего семестра сразу сдам. А вот в залог мой студбилет.
Конечно, я хмыря больше не увидел.
А студбилет пришелся кстати. Я был еще молод, а студбилет давал право на 50% скидки при покупке ж.д. билетов. Я даже фотографию не переклеивал, покупал билет на поезд, и все. Тут главное, студбилет тыкать вперед, раньше ж.д. билета и без просьб проводника. Тогда им смотреть туда и не хочется.
Как сейчас помню, пару раз в Москву ездил, еще куда-то.

Вспомнилась история про отдых на море. 1979 год, Сочи, Лазаревское. Я приехала дикарем в отпуск, устроилась в доме, недалеко от моря. У хозяйки шикарный сад, где можно было полежать на раскладушке в тени деревьев. Погода чудесная, хожу на море загораю. Проходит неделя. Я уже успела загореть. Приезжают с Крайнего Севера, г. Дудинка, мои родственники — тетя и двоюродная сестра (жилплощадь для них я у хозяйки забронировала). Белые, не загорелые и солнца давно не видевшие и сразу, с утра на море. Я предупреждаю, что долго на солнце нельзя быть. Можно сильно обгореть. Но мне в два голоса доказывают, что они уже не первый раз на море и знают как надо правильно загорать. Нужно по десять минут сначала на животе, потом на спине, потом на одном боку, затем на другом боку. И так они крутились весь день с боку на бок. Искупаются и опять загорают. На следующий день они не смогли пойти на море, так как сильно обгорели, кожа покрылась волдырями. Мы поставили в саду раскладушки, положили на них белые простыни, я намазала их сметаной от ожогов. И накрыла простынями. А на лицо они натерли свежий огурец. Картина была необычная: на раскладушках, с закрытыми глазами и зеленым лицом, лежат два красных человека накрытые белыми простынями. В этот момент в сад заходит молодой парень. Он искал хозяйку, чтобы узнать есть ли свободное место. Услышал голоса в саду и прошел в сад. Только открыл рот, чтобы спросить хозяйку, и замер, увидев выше изложенную картину. Мы просто умирали от смеху. Потом до него дошло, что это. Он тоже с нами посмеялся.

1. Ножевой эксперт признает только Реальные ножи.
2. Лучший материал для Реального ножа — это Клапан (в идеале — Танковый).
3. Если нет клапана, сгодятся: Бронепластина, Палец от Гусеницы и Лопатка Турбины Истребителя.
4. Реальный нож с одинаковой легкостью открывает консервную банку, свежует марала, рубит ж/д-костыль и строгает волос на весу.
5. Реальный нож плохо режет сало и колбасу или чистит картошку, потому что он не для этого, а для Выживания.
6. Предки Ножевого эксперта были Кузнецами и ковали Реальные ножи из Дамасской Стали. Это продолжалось, пока Кузнецов не запретили, а секрет Дамасской Стали не был утрачен.
7. Дед Ножевого эксперта делал Реальные ножи на Секретном Заводе.
8. Отец ножевого эксперта делал Реальные ножи на Секретном Заводе.
9. Ножевой эксперт делал Реальные ножи с семи лет и до того момента, когда получил травму, не совместимую с дальнейшим изготовлением ножей.
10. У Ножевого эксперта был Реальный нож, сделанный дедушкой на Секретном Заводе из Клапана или Турбинной Лопатки, но он потерялся.
11. Нож не может считаться Реальным если: а) клинок короче 20 см; б) нож не имеет гарды; в) клинок ржавеет.
12. Реальный нож обязательно имеет рукоятку из Бересты или Оленьего Рога, остальное — отстой и на ручки не годится.
13. Ножевой эксперт балдеет от словосочетаний «править алмазом» и «точить на наждаке», но плохо представляет, что они означают.
14. Ножевой эксперт уверен, что ножи ломаются от того, что они — говно. Ведь Реальный нож не может сломаться от метания в березу, рубки рельса и проверки качества стали ударом в кромку топора.
15. Ножевой эксперт знает миллион разновидностей заточки, включая такую экзотику, как «косой отвес» и «филиппинская волнистая», но при этом не может наточить нож.
16. Ножевой эксперт знает множество легенд про Реальные ножи.
17. И самое главное: у Ножевого эксперта никогда нет ножа.
18. Ножевой эксперт, увидев нож, возьмет его посмотреть, порежется, а потом либо сломает, либо обосрет. А в назидание расскажет пару легенд о Реальных ножах, которые уже давно не делают, но можно переточить из сабли.
19. Ножевой эксперт считает что импортные ножи — говно. Американские — говно, потому что американцы ножами не пользуются, у них все нарезанное. Японские — говно, потому что японцам запретили носить мечи в 1886 году и с тех пор они отвыкли от колюще-режущего. Фирменный Китай — говно, потому что Китай. Тайвань — говно потому что почти Китай. Финка — говно потому что гарды нет.
20. Ножевой эксперт искренне считает, что «зонная закалка» означат, что клинок закаливали на зоне. А там, естественно, сидят те кто раньше делал Реальные ножи на Секретном Заводе. «

Я вчера услышал тему,
Потрясен, напуган был,
Президент, одну проблему
С умным видом изложил.
Что агенты хитрых штатов,
Вова Путин нам сказал,
Генетический, ребята,
Наш воруют матерьял.

Там у них пока что лучше бытово,
Только в будущем не ждет их ничего,
Больше роскоши имеют хоть сейчас
Но бухать так не умеют, как у нас.

Говорил Вован с экрана,
Про коварный зарубеж,
Про шпионок, что пускают
К себе в дом и ног промеж.
Там у них прибор особый,
Нам так сразу не понять,
Спрятан, при интиме чтобы
Пробы спермы собирать.

Будут втягивать тебя они в кровать,
Не забудь на член резинку надевать.
Ну кончив свое дело – не зевай,
В унитаз кидай резинку и смывай.

Он сказал: «Минета бойтесь как огня
Ведь во ртах у них такая-же фигня,
От оральных ласк сурово откажись,
Нам и русских проституток завались».
В этом вражеском минете
Ни в какие времена,
Нам хорошего не светит,
Совершенно ни хрена.

Я к разврату осторожно подхожу,
Все обдумаю, и яйца почешу
Ведь гимнастки, утверждают кореша,
Цэрэушниц не хужее ни шиша.

Но буржуазная зараза
Наступает и на нас,
Может быть и пидарасом
Вражеский агент сейчас.
Там мальчонки с крепким телом,
Ты их в дверь, они в окно,
Говори, что с этим делом
Мы покончили давно.

Могут действовать они не прямиком,
Шасть в тебе и притвориться мужиком,
Ну а после накачает вискарем,
И уйдет с биологическим сырьем.

Я обдумал речь в надежде,
Что он просто пошутил,
Ощущение, что Брежнев,
Нам с экрана говорил.
Он, конечно, человек не молодой,
Но, надеюсь, все-же дружит с головой,
Мы и так как на вулкане все живем,
Без проблем с биологическим сырьем.

Про тренировки в армии.

Я уже давно живу в Германии. И вот, на одной из промежуточных работ встретился тут с «коллегой» по своей бывшей военной специальности. Разговорились по теме.

— Когда нас в армии в учебке учили уже не только крутить рукоятки гаубицы и поворачивать башню во все стороны, но уже и стрелять, производили мы эти «стрельбы» из т.н. вкладных стволиков. Совсем маленьких калибров трассерами. Стрелять из 30-и тонной громадины патрончиком на 23 мм — ну, даже и не знаю с чем сравнить. При этом лейтенант Козловец на наше недовольство произносил стандартное заклинание:

— Учитесь на том, что есть. Вы каждое утро жрёте масло, а в окрестных деревнях его 20 лет не видели в магазинах. Советский народ напрягается из последних сил, чтобы сделать из вас умелых воинов. Вы знаете, сколько стоит снаряд 152 мм? Это буржуи не жалеют денег на свою военщину. Там ихние Джоны и Гансы бегут стрелять из пушки вместо зарядки. Каждый день — боекомплект. Им снаряды считать не нужно, а сливочным маслом они свои пушки могут смазывать. Учитесь на том, что Родина даёт и готовьтесь встретиться с умелым и опытным врагом!

И так далее. За всю учебку далеко не все хоть раз выстрелили из самоходки боевой гранатой. Да и выстрелившие, только прямой наводкой и по паре снарядов.

Я бы еще долго рассказывал о военных нескладухах в советской армии, но тут этот мой коллега, в прошлом, на срочной службе — артиллерист-самоходчик, меня прервал:

— Зря жалуешься, вот что нам наш унтер рассказывал на подготовке:

— Вам страна дала возможность учиться боевой стрельбе на вкладных стволиках. Да, это не даёт представления о настоящей боевой стрельбе. А что вы хотите? Вы знаете, сколько стоит боевая граната 155 мм? Это коммунисты с их сумасшедшей системой без рынка не могут и не хотят считать деньги! Вы знаете, с чего у них начинается день? Когда вы чистите зубы, они уже бегут к своим пушкам и стреляют боевыми, не считая снарядов и денег! Учитесь на том, чем страна во время кризиса может вас снабдить и готовьтесь встретить обученного и набившего руку врага.

И боевым за всю свою службу мой коллега выстрелил только один раз. Да и как выстрелил, был в экипаже стрелявшей машины заряжающим.

Редакции ПолуЧатИнк рассказал Ост https://gb.anekdot.ru/profile/?id=334&gid=5

Конфуз на Темзе.
Прилетел в Лондон, транзитом, на два дня, по пути в Латвию.
Разница по времени с Калифорнией значительная, а стало быть — мой старый недруг, джетлаг, немедленно дал о себе знать сонливостью, усугубляющим фактором стала погода, дрянная английская осенняя погода, разместился в гостинице, начал было задрёмывать.
Но усилием воли встряхнулся, пристыдил себя, мол, первый раз в Лондоне и дрыхнуть, вспомни — сколько заплатил за визу и отель, давай подымайся и пошёл.
Ну что сказать, интереснейший город, названия и имена знакомые по книгам увидеть воочию — мечта да и только.
Находился по историческому центру, уставать начал, сумерки, дождь зарядил в очередной раз, ноги гудят, голова тяжёлая, всё, сдаюсь.
И тут мой взгляд падает на рекламу речных туров по Темзе, отход через 20 минут, на пару часов экскурсия, обеденная.
О, класс, и поем и посмотрю на Лондон с реки.
Покупаю билет, дорогой, мерзавец, да кто его знает — их цены.
В фунтах дорого, а уж на доллары. ладно, однова живём.
Захожу на пароход, встречают прислуга — во фраках!
Подносят бокал шампанского!
Начинаю охреневать, ведут к гардеробу, скидываю свою старую кожаную куртку, метрдотель меланхолично спрашивает — есть ли пиджак?
Нету.
Не беда, у них есть, одеваю. Вот про галстук врать не буду, не помню, давно это было.
Заводят в обеденный зал, все столы с видом в большие иллюминаторы, людей немного, кстати.
Мне накрыт стол.
Не был я по тем временам знаток сервировки и ресторанов, такая роскошь мне малознакома: снуют одетые в чёрное и белое официанты, метрдотель ходит, подливает вина, меню фиксированное, блюд пять заявлено, атас!
Отчалили.
Из динамиков то музыка, то экскурсовод рассказывает о достопримечательностях на берегах реки.
То ли я голодный был то ли еда у них была действительно хорошо приготовлена и правильно подана — понравилось мне, всё вкусно, сервис — выше похвал.
Снуют быстро, меняют приборы — не, так жить можно.
Расслабился, слегка осоловелый, забыл про джетлаг.
Я-то его забыл, а вот он меня — нет.
А в сочетание с моей феноменальной способностью засыпать при любых обстоятельствах в любых условиях. короче, я заснул во время смены блюд.
Вырубился я минут на 10-15, чуть осев на стуле.
Проснулся, открыл глаза — два официанта с блюдами и метрдотель ждут, терпеливо.
Ой как стыдно! Я быстро выпрямился, сел ровнее, официанты, с британской невозмутимостью, подали очередные блюда, элегантно сняв колпаки с тарелок.
Надо отдать им должное — никто и вида не подал, я сходил в туалет — помыть лицо холодной водой.
А там и десерт, с кофе, ещё кофе и я взбодрился, дослушал экскурсию, помню что интересная, детали я, конечно, забыл.
Что я не забыл — момент пробуждения и три человека, ждущих этого момента, острое чувство стыда за своё несоответствие этому роскошному месту.
Конфуз, да и только.
Но ещё больше мне запомнилась реакция обслуги, полная вежливого достоинства и понимания, простая человечность.
А может быть, мне сейчас пришло в голову, такая ситуация у них уже случалась и они выработали кодекс поведения в подобных ситуациях, кто знает.
Чаевые, однако, я оставил щедрые.

Про тренировки в армии.

Я уже давно живу в Германии. И вот, на одной из промежуточных работ встретился тут с «коллегой» по своей бывшей военной специальности. Разговорились по теме.

— Когда нас в армии в учебке учили уже не только крутить рукоятки гаубицы и поворачивать башню во все стороны, но уже и стрелять, производили мы эти «стрельбы» из т.н. вкладных стволиков. Совсем маленьких калибров трассерами. Стрелять из 30-и тонной громадины патрончиком на 23 мм — ну, даже и не знаю с чем сравнить. При этом лейтенант Козловец на наше недовольство произносил стандартное заклинание:

— Учитесь на том, что есть. Вы каждое утро жрёте масло, а в окрестных деревнях его 20 лет не видели в магазинах. Советский народ напрягается из последних сил, чтобы сделать из вас умелых воинов. Вы знаете, сколько стоит снаряд 152 мм? Это буржуи не жалеют денег на свою военщину. Там ихние Джоны и Гансы бегут стрелять из пушки вместо зарядки. Каждый день — боекомплект. Им снаряды считать не нужно, а сливочным маслом они свои пушки могут смазывать. Учитесь на том, что Родина даёт и готовьтесь встретиться с умелым и опытным врагом!

И так далее. За всю учебку далеко не все хоть раз выстрелили из самоходки боевой гранатой. Да и выстрелившие, только прямой наводкой и по паре снарядов.

Я бы еще долго рассказывал о военных нескладухах в советской армии, но тут этот мой коллега, в прошлом, на срочной службе — артиллерист-самоходчик, меня прервал:

— Зря жалуешься, вот что нам наш унтер рассказывал на подготовке:

— Вам страна дала возможность учиться боевой стрельбе на вкладных стволиках. Да, это не даёт представления о настоящей боевой стрельбе. А что вы хотите? Вы знаете, сколько стоит боевая граната 155 мм? Это коммунисты с их сумасшедшей системой без рынка не могут и не хотят считать деньги! Вы знаете, с чего у них начинается день? Когда вы чистите зубы, они уже бегут к своим пушкам и стреляют боевыми, не считая снарядов и денег! Учитесь на том, чем страна во время кризиса может вас снабдить и готовьтесь встретить обученного и набившего руку врага.

И боевым за всю свою службу мой коллега выстрелил только один раз. Да и как выстрелил, был в экипаже стрелявшей машины заряжающим.

ПРО ТАЕЖНОГО ВИТЯЗЯ.
Места у нас в приморье дикие и если где-нибудь между Хабаровском и Владивостоком повернуть и двинуть пешим на Восток к морю японскому, то есть большой риск не увидеть людей уже никогда. Ни больше ни меньше. Ну и собирательские народные промыслы здесь все еще не в диковинку. В нашем случае люди собирали кедровый орех. Зима. Бригаду в несколько человек закинули в куда-то в сихотэ-алиньские дебри, дали мешки, не хитрое оборудование и харч. Бухло не давали точно, потому что все точно знают, сколько его не взять с собою, в тайге зимою его не хватит даже для согреву. Ребята были подневольные и трАктора им тоже не оставили. Но один из таежных романтиков оказался запасливым и эгоистичным на столько, что в разгар собирательской страды понарошку заблудился, по тихой навинтил по отрогам, развел костерок и всосав запасенный результат брожения продуктов брожения, заслуженно прилег. Ну если бы не костерок и не телогрейка, то и истории бы не случилось, но история случилась. Спина у него поджарилась. Ну телогрейки они на то и телогрейки, чтобы тело разогреть, особенно если долго не переворачиваться. Добрел бедолага до барака, так здесь охотничьи домики называют, пошарили они гуртом по столу и полатям в поисках лекарств, но нашли скорее снадобье – рулон замерзшей барсучьей шкуры, остатки от вчерашнего ужина. Про целебные свойства барсучьего жира в наших краях не знают только умалишенные. Остальное просто, сердобольные подельники разогрели, размотали и примотали снадобье к пострадавшей спине, как и положено, мехом наружу. Говорят, скоро больной пошел на поправку, но когда консилиум порешил скинуть с него подпругу, шкура не отвалилась. Не отвалилась она и на следующий день, более того кому-то показалось, что она стала держаться еще лучше, а кто-то даже предположил что она и вовсе… приросла. Хуйня, скажете вы, такого быть не может. Ну-ну, они даже кличку ему дали, только почему то — Олень. Долго ли скоро ли, но трактор за ними вернулся. Те, кто рассказывал эту историю, тем кто рассказывал мне, говаривали опосля, что Оленя давно не встречали. Не местным он был, может уехал куда, а может свыкся, замкнулся в себе да одичал, но когда его видели в последний раз, он все еще был в барсучьей шкуре.

Давно это было. Или: Прохождение таможни

Стоял сначала — чтоб не нарываться:
Ведь я спиртного лишку загрузил, —
А впереди шмонали уругвайца,
Который контрабанду провозил
В.С. Высоцкий

Когда я вернулся домой из Сибири, то очень быстро попал в веселый, сплоченный коллектив, (немного повторяюсь: простите великодушно), состоявший из одноклассников и сокурсников, собранных нашим шефом (моим одноклассником). Не был знаком только с двумя, про одного уже писал, решил написать и про второго.
Кузнецов Леша. Единственный среди нас не одноклассник, не сокурсник и даже не политехник (как такое могло случиться?). В душе его навсегда поселились три страсти: футбол, рыбалка и борьба с зеленым змием (в свободное от работы время). Для лучшего понимания истории добавляю: характер не нордический и не выдержанный (в состоянии похмелья – особенно), поэтому иногда даже срывался и проявлял признаки недовольств голосом. Нет, не так: ГОЛОСОМ. Это был не крик, не рык, немного другое. Больше всего похоже на рев разъяренного зверя, но только я что-то не встречал зверей, забивающих своими вокальными данными звук проходящего поезда. Ну просто какой-то пушечный залп над ухом (Алексей мог бы петь ведущие партии в опере, и всех солистов просто смело бы со сцены ураганом его голоса, но маленький нюанс – музыкального слуха ровно ноль, солисты облегченно вздыхают). Но это в гневе, а так белый и пушистый (в буквальном смысле этих слов – огромная копна абсолютно белых волос) и даже слегка рассеянный.
В один прекрасный день в голове нашего знакомого появилась хорошая мысль о прекрасном теплом отдыхе в Египте, на Красном море понырять с аквалангами, да на песочке погреться, благо новогодние каникулы близко-близко. Первым об этом был оповещен лучший друг нашего героя – Серега Половинкин, с рабочим псевдонимом «Четверть».
Серега с интересом выслушал, задал наводящий вопрос:
— А жены?
Получил положительный ответ:
— Ну куда же без них.
Задали задачку боевым подругам, услышали:
— Да!, — но с поправками – покупались, нанырялись и на три дня в Израиль (Рождество на Святой земле и никак иначе, мы же православные!).
Дело в том, что жена Половинкина, Ольга, была истово верующей, все посты соблюдались, в Храм Божий, не только по праздникам, но по зову души и сердца (в этих строчках ни капли иронии), а тут такая возможность, и Оля внесла предложение, от которого невозможно отказаться: «Aut Ceasar, aut nihil». Поступило согласие (правда, со вздохом, троекратным). Купили путевки, приступили к сборам, причем госпожа Половинкина внесла коррективы и в форму одежды (для посещения Храма).
До выезда оставалось всего ничего, и в голову Ольги пулей влетела новая хорошая мысль: «Святая вода, да я наберу Святой воды в Иерусалимских храмах или источниках и привезу её в свой Храм». Душа запела, сердце забилось, пришло ощущение свершения подвига (даже мессианства). Одновременно закралось легкое сомнение — а набирать-то куда, а вдруг там ничего не будет, совсем? Ответ тоже нашелся легко: взять пустые банки с полиэтиленовыми крышками, проложить их чем-нибудь малоответственным и вот так совершить маленькое паломничество. Второе маленькое сомнение (что подумает муж по поводу пустой стеклотары в ручной клади) тоже решилось просто – эту сумку будет носить Лешка вместе с его беспримерным пофигизмом (бытовые мелочи его никогда не заботили), а вот муженек мог бы и допрос (с пристрастием) устроить.
Жена Алексея, Ирина, была не в восторге от замыслов мадам Половинкиной, но и особых возражений не проявила, тем более для Лешки лишняя сумка – слону дробинка.
Вылет из Адлера задерживался по метеоусловиям, и Леша-Сережа коварно улизнули в бар (или буфет) дабы скоротать время за рюмкой чая. Время скороталось очень хорошо (особенно для Кузнецова), и в качестве нанесения первого предупреждения Ирина отобрала у Лешки всю валюту.
К прохождению таможенного досмотра наш славный Алексей Александрович выглядит так:
— слегка выбрит;
— пьян (не слегка), но не бузит, на ногах стоит крепко, орлиный взгляд устремлен в пространство;
— в правой руке паспорт и билет, а в левой спортивная сумка с десятью пустыми полуторалитровыми банками (с полиэтиленовыми крышками), переложенными женской одеждой, женским бельем и предметами интимной гигиены (ну, чтобы банки не звякали), но про начинку Леша еще ничего не знает, на Ирку свою обижен, и, оторвавшись от коллектива, начинает проходить досмотр.
Паспорт открыт (и предъявлен), сумка едет на просветку, у таможенника и Алексея начинается душевный диалог:
— А валютная декларация где? (Таможенник)
— А у меня нет валюты.
— В смысле ? (Таможенник настаивает)
— Нет совсем, жена отняла.
— А где жена?
— А не знаю где, может в Волгоград возвращается (мы-то с Вами знаем, что Леша обижен на жену, и может быть даже очень сильно, а таможенник нет)
— То есть Вы летите на десять дней в Египет и Израиль без валюты?
— Да!!
— .
— .
— Ну скажите, а сумка ваша? (настойчивый таможенник уже что-то заподозрил и готовится получить внеочередное звание или премию)
— Моя.
— Откройте!
Помните про внешний вид нашего героя? Отстраненно глядя в пространство Леша открывает сумку. Мне рассказывали, что у несчастного таможенника произошел разрыв шаблона, наступил когнитивный диссонанс с зависанием головного мозга – он увидел пустые банки и все остальное.
— А вы уверены, что она Ваша? — прошептал таможенник.
— Уверен!
— Точно уверены?
— Абсолютно.
— Тогда ответьте мне, пожалуйста, умоляю, ответьте правдиво, зачем Вам пустые банки и явно женская одежда (ЛГБТ-сообщество и Леша – это несовместимо, то есть абсолютно, и эта несовместимость видна невооруженным взглядом), ну скажите, зачем.
Леша перевел глаза вниз и поглядел в сумку…
Говорят, что очередь на прохождение таможни разлетелась в разные стороны от этого звукового торнадо, сам таможенник лишился чувств, в аэропорту вылетело несколько стекол, а близстоящие самолетики трусливо поджимали шасси и падали на бетон. Сколько народу просто оглохло и получило травмы, история до меня не донесла, полагаю, очень много.
Леша стоял, глядя в сумку, и орал:
— ИРКА. СТЕРВА. УБЬЮЮЮ.

P.S. Вся четверка в итоге отлично отдохнула. Ирина не пострадала (любовь — сильное чувство). Количество Святой воды, привезенной оттуда как-то забылось. Таможенник, правда, заикается до сих пор и досрочно вышел на пенсию. Вот так.

Навеяло историей про растаможку иномарки вчера.

Как то раз связался с компанией из США и разработал для них устройство работая удаленно.Ну они пишут так и так, приезжай сюда сдавать, нам нужны испытания на месте.
Там виза, гарантийные письма все прошло гладко. Одна проблема. Они мне прислали прибор,который тут очень сложно было растаможить. В итоге таможенники разрешили «временный ввоз» где я подписал страшные бумаги что клятвенно обязуюсь его вывезти обратно и не потерять. А тут поездка, я к местным таможенникам «вот еду могу я его вывезти через аэропорт Москвы»,они говорят «да без проблем. » Суки, ну просто суки, как потом оказалось.
И вот я довольный счастливый с прибором прусь в красный коридор, типа вывожу и хочу задекларировать. Парень с девушкой на барьере посмотрели письмо ввоза, документы, прибор и на меня как на идиота.Но ничего не сказали, «идите к главному». Иду к главному по Домодедово. Он посмотрел документы, письмо и говорит «а без проблем идите на барьер я позвоню». Иду обратно. На барьер. Те переглянулись и опять на меня как на идиота. Опять к главному. В Домодедово барьер вылета в США на втором этаже в одной части аэропорта, главный на первом этаэе в другой части, общее расстоянии то ли 300, то ли 500 метров, с чемоданом, через толпу нужна выносливость. Прихожу к главному а он так ехидно «а где письмо на ввоз». Роюсь в бумагах, письма нет. Походу этот жулик его стащил в первый раз. Но у меня 4 или 5 копий. Достаю копию. Он сука аж поменялся в лице, чуть не зеленый стал. «Идите обратно». Ну что иду обратно, на красном коридоре подходит ко мне суровый дядька, представляется таможенником и начинает грузить «вам за вывоз груза без растаможки ввезенного временно грозит 7 лет за контрабанду».
Вот тут у меня матка и опустилась. Я конечно мужик, но матку почувствовал очень даже конкретно. Ну что ж говорю вот и съездил в США, блин говорю я 15 лет учился и работал, набирался опыта, и вот оказывается все к чему это привело это зона и контрабанда за вывоз. Ну он так пострелял глазами по сторонам и говорит, «не все так страшно, если все вот так, учились, деньги есть?» Я говорю в кармане нет, все на карте. А до конца регистрации 10 минут осталось, вся эта канитель длилась больше часа. «Нет» говорит «на карте не подойдет». Почесал он затылок и говорит «нет времени на карту, оставляй прибор здесь и лети через зеленый коридор». Ну что, пошел сдал во временную камеру хранения прибор и полетел.
Еле успел, сел в самолет меня буквально трясло и рубашка была мокрая, американцы которые на борт сажали, по глазам читалосьо «бедолага».
Вот так я слетал в США, ну поездка зато прошла удачно и прочее. Конечно этот опыт с продажной таможней я запомнил навсегда. Но в отличие от многих я не ставлю знак равенства между Россией и продажными засранцами. Уверен они давно сидят там где и должны. ну на вахте какого нибудь предприятия за полярным кругом.

PS: Как надо было сделать с самого начала. Надо было у себя дома прибор затаможить и отправить обратно как обычно, или затаможить опечатать и везти через Домодедово с печатями. Ну или затамаживать в Домодедово приехав в Москву дней за пять, включая все расходы, гостиница, питание и прочие радости. Так что те ребята которые сказали что через Домодедово «без проблем» были правы. частично.

Давно это было. Или: Первый опыт путешествия на плоту по реке.
Год 1975….1978 (Точнее сказать не могу, забыл).
Мы — народ артельный,
Дружим с топором.
В роще корабельной
Сосны подберём.
Православный, глянь-ка
С берега, народ,
Погляди, как Ванька
По морю плывёт.
А. Городницкий «Строителям Петровского флота»

В интернете очень много постов про детство, примерно моих сверстников. Копировать и цитировать ни один из них я не буду, но оговорюсь, все это было: и карбид, и шифер в костре, и войнушка, и индейцы, и выплавление свинца, и рогатки – луки – самострелы. И еще, ну очень много иных детских развлечений.
Но была и одна изюминка – у нас была Волга, со всеми прилегающими к ней оврагами и оползневой зоной*.
Год у ребенка, выросшего у нас, и примерно одного года рождения со мной, выглядел так:
— Лето, это Волга, купание до посинения, отогрев детского организма в горячем песке, посильная помощь рыбакам из рыбколхоза (сортировка выловленной рыбы: товарная грузилась в приходящие грузовики, а мелочь насаживалась на прутики и зажаривалась на костре для подкрепления сил растущих детей); поедание всего съедобного (нет, мы не голодали, но кто устоит против спелого паслена, солодки, неспелых коробочек мальвы и других подобных вкусностей);
— Осень, это школа (и ничего не поделаешь) и броски в оползневую зону (сталкеры!), для поедания совершенно ничейных яблок и груш;
— Зима, и мы катаемся на санках, в овраге, на дальность (секундомеров не было, засекать время прохождения трассы на наших скелетонах и болидах из бобслея нечем, и принцип прост – проехал дальше – ты чемпион).
— Весна, и о ней расскажу подробнее: «Ведь нам всегда будет сниться весна».
Весной сходил снег со склонов оврагов и обнажал жутковатые, и кстати смертельно опасные подарки Великой Отечественной — ни разу не нашел только пистолета, а так от штык-ножа до вполне исправного пулемета (мины, снаряды, бомбы не в счет, их не трогали).
Снег в оврагах таял и наполнял водой нашу маленькую речку – Елшанку.
Летом: речка-переплюйка (по колено максимум). Осенью – ручеек, зимой под снегом не видно.
Весной другое дело. Весной, во время таяния снега, на три-четыре дня, наша маленькая речка превращалась в шумную, стремительную реку. Она вылетала из огромной бетонной трубы под железнодорожной насыпью, и через километра два-три впадала в Волгу.
Четверо детей (скорее подростков, или недорослей) стояли на берегу Елшанки, они были заняты самым важным делом – пускали бумажные кораблики и любовались как поток уносит кораблики вдаль.
Назовем их так: Капитан (он решил, что будет капитаном), Боцман, мистер Сэмпсон и я.
Капитан, задумчиво глядя на очередной уплывающий кораблик, произнес: «Давайте построим плот и прокатимся на нем до Волги».
Решение о строительстве было отклонено сразу (паводок три-четыре дня, не успеем), но что-то поселилось в пытливых, но неокрепших умах.
Вот вы подумали, ну разве дети (пусть даже подростки) могут строить далеко идущие планы? Могут! И не только планировать, но и воплощать их в жизнь.
Мы задумали построить плот к следующему паводку, и в начале лета (каникулы!) идея приобрела четкие очертания.
Первоначально было решено строить из бревен, благо этого добра хватало – рядом деревообрабатывающий комбинат, к берегу которого, на лесотаску постоянно подводят плоты и беляны (ну это такой пятиугольный, в плане, многоярусный плот), стройматериал просто валяется на берегу. Быстро поняли, что бревно нужных нам размеров мы просто не поднимем, а его еще тащить километров пять до точки старта. Задумались, и думали долго, дня два.
Проблему решил Капитан (ну очень ему хотелось ощутить себя капитаном уже сейчас), он собрал совещание и сказал: «Я вчера смотрел Клуб кинопутешествий, в нём показывали каких-то людей, которые катались по горной речке на плоту, у которого снизу автомобильные камеры, а сверху настил из досок, вот. Но, правда потом они перевернулись и их долго спасали».
Камеры у нас конечно были (нет, ну вы подумайте, ребенок на Волге и без камеры – это ж просто нонсенс какой-то), но впереди почти все каникулы, и без камеры никак.
— Не. камеры понадобятся только весной (это Капитан), а вот помост сделаем сейчас, и будем хранить во дворе у Боцмана (он жил в двух шагах от предполагаемого старта), но камер нужно шесть штук, где-то надо достать две, это обеспечит нам дополнительную плавучесть (какие слова знает). Доски стырим на комбинате.
— Капитан, а этот помост просто лежит на камерах (Боцман), и как они им управляют?
— Не, камеры привязаны какой-то веревкой, широкой**, а рулят шестами, длинными*** спереди и сзади, они вроде ими от камней отталкиваются, но мы так не будем – камеры привяжем, а шестами от дна будем отталкиваться.
Работа закипела. Боцман пообещал негласно позаимствовать две недостающие камеры у старшего брата (ну ненадолго же, он и не заметит). Добыли веревку (бельевую), стырили доски, и из кленовой поросли вырубили четыре (не два) шеста, ошкурили их и положили их сушиться под навес во дворе у Боцмана. Сколотили помост, тщательно загибая и заколачивая внутрь загнутые концы гвоздей в доски (не проткнуть камеру).
Все было готово заранее (еще с осени), осталось дождаться весны, а она в том году запаздывала.
До конца весенних каникул оставалось всего четыре дня, и вдруг бурное потепление (ну, это как обычно – из шубы в шорты), речка резко вздулась, и мы поняли – пора.
Собрали наш плот, остудили камеры в в воде, подкачали в тугую, осторожно, по одному, с шестом в руках залезли на плот, и последний (Боцман) резко оттолкнул плот от берега и запрыгнул на него.
Действительность оказалась несколько иной, нежели мы задумали. Да, конечно волшебный полет по реке, но в каждом повороте мы тычемся в берег, наконец оттолкнулись, вышли на стрежень, и… Оказались выброшенными в Волгу причем сразу довольно далеко от берега. Шесты до дна не доставали, а грести шестом по меньшей мере бесперспективно. Экипаж охватило легкое уныние.
До берега метров тридцать — сорок, ах если б лето – прыгнул и доплыл, но, увы и ах – конец марта, водичка довольно прохладная, и мы в одежде. Есть, конечно и положительные моменты, например — плот устойчиво плывет, не качается и вообще, часа через два-три (ну четыре) и нас прибьет к берегу в Кировском районе (там Волга делает поворот налево). Романтика!
Романтика романтикой, а на воде прохладно и покушать захотелось, и попить, а количество припасов на судне стремится к нулю. Воду из Волги в разлив никто не пьет (призрак холеры помним все). Из дельных вещей присутствуют: весьма необходимые на открытой воде шесты, насос, перочинные ножи, коробки спичек и с солью, и еще метров пять бельевой веревки.
И движемся мы как-то странно – медленней чем рассчитывали да и своенравное течение норовит увлечь плот к левому берегу, точнее к острову Сарпинский, который обитаем, но до обитателей далеко и они на другой стороне.
Ситуацию разрулил РК (рабочий катер, их тогда на Волге было очень много). Он подошел к нам, его кэп наверное был очень удивлен, увидев четверых школьников посередине реки. Катер очень осторожно прижался к нам, нам кинули веревку, и спустили веревочную лестницу (сейчас, я бы сказал: штормтрап). Капитан (наш), как и полагается покинул судно последним. Никакие уговоры не заставили экипаж РК подобрать с воды наш плот, когда нас высаживали на берег, кэп, ну или шкипер, высунулся в форточку и проорал: «Скажите спасибо, что участковому ничего не скажу».
Вот и кончилась первая попытка путешествия по реке на плоту, интересно, как Боцман будет летом объясняться со старшим братом.
P.S. Тот, кто смотрит на нас с небес, иногда учитывает искренние порывы детей и подростков: Капитан, водит сухогрузы и танкеры (правда на реке); Боцман выработал полярный стаж на ледоколах (сначала механик, потом стармех); мне вместо вожделенного паруса достались многолетняя работа на заводе, связанном с ВМФ, и двухлопастное весло, я начал ездить в командировки и осваивать сплав по горным рекам; только мистер Сэмпсон к воде не имеет никакого отношения – а может и не сильно хотел он водных просторов.
Пояснения:
*В Нижней Елшанке в 1969 произошел сильный оползень, вниз съехали две улицы (правда без жертв и разрушений), некоторое время было очень странно видеть покосившиеся дома с садами далеко внизу.
** Ну, конечно – это парашютная стропа.
*** На каркасно-надувном плоту – это называется греби (такое длинное весло, при помощи которых плот смещается перпендикулярно потоку, а лопасть Капитан просто не увидел).
Волжанин.

Вонь вояж.
Я тогда торговал. Вернее мы, вдвоем с Толяном. Конец девяностых. К тому времени мы, уже порядочно подуставшие от этого бизнеса, имели две-три торговые точки, магазинчик и возили парфюм и прочую шнягу в свой городишко из Владика и Хабары. Ездили всегда в ночь, чтобы к утру быть на месте и, загрузившись, вернуться назад к следующему вечеру. В очередной раз жду Толика дома к полуночи, он задерживается часа на полтора, я психую (сотовых не было) и наконец он появляется на нашем микрике, за рулем и подшофе. Я психую сильнее и, садясь за руль, обнаруживаю в темноте салона двух человеков. Спрашиваю вежливо Толю: — Че за хуйня, мол, Толя? Толя начинает бормотать про своих друзей, которым с нами почти по пути, до Владика. Ну и чтобы стало совсем по пути, нужно заехать в какую-то деревню, которая нам совсем не по пути и забрать с собой …свинью, …блядь:
— Че, БЛЯДЬ, забрать? Свинью, говорит, ночью во Владивосток по пути за парфюмом,…пообещал. Я оторопевший от неожиданности даже не орал, воткнул рычаг и медленно осознавая происходящее, молча порулил на выезд из города. Между тем мутные тени за спиной ожили и одна из них молвит:
– Здорово Леха! Это ж я, Паха!
— Какой Паха?
— Сосед твой сверху, бля. Над родителями твоими жили с мамкой, по Пушкинской, мы ж бля даже какие-то родственники!
Паху я конечно вспомнил, встречал его несколько раз в подъезде в окружении малолетних уркаганов, лет 20 назад, когда учился в школе. Ко мне они не цеплялись, видимо из-за Пахи, который помнил какое-то наше с ним родство и сдержано со мной здоровался. Примерно тогда Паху и загребли по малолетке и на долго. Ну и так случилось, что они были корешами детства с Толиком, моим теперешним компаньоном. Паха оказался разговорчивым. Бодрым прокуренным голосом он продублировал своего негромкого спутника, представив: – Абдулла! И рукой на развилке чуть в сторону перенаправил наш маршрут.
– Ща, Леха, шесть сек, свинью заберем.
Я повернул, еду. — Куда? — спрашиваю.
— Прямо.
Еду, еду, дома заканчиваются.
— Куда? — интересуюсь.
— В Донское.
….? (8 км по грунтовке и возвращаться…)
— Ну ты, Толя, блядь!
Ночь. Начинался дождь. Доехали. Полузабытая деревенька в стороне от проходных трасс. Поздняя осень. Темень. Две улочки с убогими лачугами, во всей деревушке горит одно окно. Наше. Открыли боковую дверь, просигналили, пахнуло навозом и промозглой сыростью. Колхозники не спали. Полученный накануне свиной аванс держал их в тонусе и добром расположении духа. В темноте слышались голоса, хлопала дверь. Я, пытаясь смириться с происходящим, поторопил. Паха с Абдуллой нырнули в темноту. Минут через пятнадцать открылась задняя дверь нашего грузо-пассажира, автобус закачался, голоса, возня, пронзительный визг свиньи, маты и тишина. Выгнанный мною на погрузку Толик вернулся в кабину.
— Че там?
— Сбежала.
— Заебись! А ты хули сидишь? Иди загон строй, а то она тебе на голову насрет!
Толик свалил, где-то нарыл кусок фанеры и кое-как, и не высоко, отгородил задний ряд сидений от грузового пространства. Где и как урки с колхозниками гоняли свинью скрывала темнота, а я философски себя успокоив, настроился на бесконечную ночь. Слабая надежда на свиную смекалку и вероятность ее удачного побега рассеялась, и вскоре беспокойная деревенская жизнь визгом и матом ввалилась мне прямо за спину. Осторожно трогаюсь, прислушиваясь к поведению автобуса. Не закрепленный центнер свиньи визжит и шароебится в корме, стараясь нас перевернуть. Паха за неимением кнута и пряника, перекинув руку через спинку сиденья, херачит со всей природной смекалки по подопечному загривку полторашкой «Ласточки» и на фене убалтывает свинью заткнуться.
Из сельского тупика не спеша въехал обратно в город и повернул в нужную сторону. На часах было около двух. Свинья поутихла, Паха отдышался и уже у самого выезда трогает меня за плечо:
— Лех, здесь еще налево, шесть сек!
— Нахуя?
— Да справку для ментов на свинью нужно взять у председателя, думали со свиньей отдадут, но кресты сказали, что в деревне он днем не появлялся и «гасится» в городе у своей проститутки.
Свернули в частный сектор, и немного проехав, остановились у просторного, чуть освещенного дворика с домом в глубине. Посигналили. Долго никто не появлялся, еще посигналили наконец зажегся свет и минут через десять с крылечка, опираясь на палку, спустилась довольно рослая старушенция.
— А вот и она!- гыкнул Паша.
— Может это его мать? – равнодушно предположил я.
— Неа, — о чем-то своем подумал Паша, — Праститутка.
Паха с проституткой зашли в дом, с ксивой все получилось и вскоре мы тронулись.
Минут сорок, до ближайшего поста ДПС, Паха развернуто и с плохо скрываемым энтузиазмом, отвечал на мой вежливый вопрос, о том чем все-таки вызвана необходимость такой затейливой миграции парнокопытного.
По Пахиному раскладу все оказывалось просто, как все гениальное. Обуреваемые жаждой наживы, Паша с Абдуллой пораскинули кто чем мог и припали своим пунктом быстрого питания к артемовскому аэропорту. Из ассортимента и цен представленной на мясных рынках свинины, так необходимой к столу скучающих трансконтинентальных пассажиров, они имели обоснованные претензии. Во-первых, цена на свинину была явно и необоснованно завышена, во-вторых, отсутствие на рынке некоторых жизненно важных свиных органов наталкивало на мысли о ритейлерском сговоре. Короче весь фокус их предприятия заключался в чрезвычайно глубокой переработке нашего пятого пассажира. Паха на пальцах легко накинул пятикратный подъем от стоимости живого веса, по ходу повествования пробежавшись по широкому ассортименту ожидаемо свиных деликатесов. Не забывая о воспитании подопечной и время от времени с треском просекая темноту салона пластиковой бутылкой, Паша балагурил все первые семьдесят километров. Чушку же радужные Пашины перспективы изрядно пугали. Воняло говном. Про элегантное решение по снижению себестоимости мяса за счет похеренных транспортных расходов, он вежливо упоминать не стал. Кто-то достал черпак, они пару раз пустили его по кругу, и вскоре ебанутая голова Толика начала болтаться.
Толстый мент с палкой наперевес замаячил в свете прожектора и прервал монотонное урчание дизеля. Торможу. Стандартно-неразборчивый бубнеж, и рука потянулась к моему окну за документами. Судя по тому как мент ухватил мои права, изучать документы прямо сейчас он явно не собирался, и поэтому я попытался пояснить:
— Это мои права, вот тех. паспорт, вот хозяин машины. Кивая на Толика: — А вот его паспорт.
— Разберемся, — прошамкал толстый. — Че везем?, и посмотрел в сторону тонированных автобусных стекол. Такого поворота я не ожидал. Скорее не так; за десяток лет еженедельных командировок с товаром и без, на этот вопрос я устал отвечать, но во-первых, не в каждой поездке нас останавливали, во-вторых не всегда задавали вопросы, и в последних ни разу на заданный вопрос я отвечал…
— Свинью, — говорю, как бы между делом. Мент переварил, картинно поднял очи и сделав шаг в сторону салона поднял перст.
— Откройте.
Охотиться на чужую свинью в ночном лесу мне не хотелось, и заднюю дверь я открывать не стал. Я словно театральный занавес сдвинул боковую и показал менту двух уркаганов. Аллюзия с чертом из табакерки к этому случаю — самое то, только с двумя. Служивый от неожиданности чуть присел, словно слегонца захотел по большому. Не детские лица антагонистов ввергли его в ступор. Я напомнил про свинью, махнув рукой в темноту за спинкой сиденья: — Вон там!
— Документы, — прошептал мент. Приняв протянутые паспорта, для вида быстро их пролистнул и возвращая владельцам, уже решительнее позвал за собой.
— Пройдемте.
— Всем? – поинтересовался я, он отозвался эхом. Подмывало уточнить про свинью.
В избушке было людно, большей частью маялись водилы, остановленных на посту фур. Придорожные менты в это время года промышляли чем могли. Пока не застынут таежные зимники, лес — основное богатство здешних мест, по гиблым летним дорогам из тайги почти не вывозят. Это с наступлением холодов они, словно клещи к венам, прилипают к лесовозным трассам, ведущим от отрогов Сихотэ-алиня к большим деньгам, обкладывая данью каждую лесную машину, и по сезону с ними могут сравниться, разве только давно охуевшие от шальных денег таможенники.
За огромным бюро деловито ерзал главный счетовод. Пухляк кинул наши документы на край стола и свалил. Кассир в погонах наметанным глазом просматривал накладные, путевые и прочие, и прикидывал по ходу чем можно поживиться. В голодные месяцы они не брезговали ни чем. Понятное дело, что выгодней было бы задержать партию «паленного» алкоголя, чем запоздалую свинью, но как водится «на безрыбье» однажды, с «нечего взять» у меня отмели даже запасную автомобильную камеру. Прикинув собственные риски, я ждал своей очереди достаточно спокойно. Если не считать пассажиров и подложенной Толиком свиньи, автобус был пустой. Вероятность же «попутного» мешка маньчжурского каннабиса, (пронеслось в мозгу) подложенного внезапными пассажирами стремилась к нулю, сезон давно закончился. Разве только попробуют отжать свинью?
От нечего делать я разглядел своих попутчиков. Абдулла окромя своего имени ничем особым не выделялся и являл полную противоположность известного персонажа и заклятого врага товарища Сухова. Невысокий, щуплый парень лет тридцати с приятной улыбкой и негромким мягким голосом. Паша в отличие от своего немногословного друга, был персонажем сам по себе. Среднего роста, поджарый, с черепом обтянутым кожей традиционных чифирных тонов, заметно уставшей в складках вокруг рта, и венчавшей его снизу выраженной челюстью набитой полудрагоценными металлами, он гипнотическим взглядом оглядывал милицейские декорации. Если мужчинам его подчеркнуто зековская внешность могла внушить только потенциальную опасность, женская психика, чему позднее я бывал свидетелем, на нее сокрушительно западала. А хуле, наверно думали они, такой — по любому выебет, даже если не за что.
Очередь застыла, я немного потоптавшись повернулся к его подошедшему компаньону:
— А Абдулла это погоняло? Он улыбнувшись, протянул паспорт. Я понял почему он улыбнулся когда его открыл. Да, имя Абдулла там было. Но то что было кроме, делало его имя таким же обыденным как например Виталий, и даже для русского. Там были фамилия и отчество. По понятным причинам, даже если бы я их записал или непостижимым образом сейчас вспомнил, то в моем письменном повествовании пришлось бы долго и безуспешно выдумывать немыслимые аналогии, чтобы постараться как-то передать нахлынувшую на меня бурю эмоций от этих нескольких слов. Ну как слов, хорошо известных и филигранно исковерканных матерных сочетаний. В общем, Ракова Стояна с Ебланом Ебланычем там не стояли даже рядом. Пытаясь сдержаться чтобы не заржать, я выронил паспорт в руку Абдуллы:
— Охуенно!
Абдулла это давно знал и уже улыбался вовсю. Вернулся толстый, и почему-то решив побыстрее разобраться с неординарным случаем, а может для того чтобы не мешались, пододвинул наши документы к старшему:
— Посмотри.
Тот, повертев мои права, прочитал фамилию:
— Кто?
— Я, — протиснулся я к бюро.
Он рассмотрел тех.паспорт:
— Доверенность?
— Я с хозяином, вон паспорт, — я показал на стол.
— Где хозяин?
Толик просунул сквозь очередь свою «косую» морду:
— Я.
Мент поднял глаза, сверил Толину голову с паспортом, поморщился — пьяных перевозить пока не запрещено. Он вопрошающе посмотрел на толстого, типа – и хуле?
— Там свинья, — неразборчиво прошептал толстый.
— Че? — старший снова поморщился.
— Свинья в автобусе, — сухо повторил толстый.
Блядь, как все серьезно подумал я. Старший на мгновение «завис». Ну как на мгновение, если бы речь шла о том, чтобы обыденно поинтересоваться документами на перевозимый груз, а не о способах разделки свиной туши хватило бы малой доли того мгновения. Он взял себя в руки:
— Документы на свинью есть?
Я повернулся к Пахе и мне на мгновение показалось, что дальше была его домашняя заготовка. Он мгновенно выхватил у скучающего Абдуллы свиную справку и с нарочито-серьезной мордой протиснувшись сквозь строй, оперся на ограждение.
— Вот! — протянул ее Паха.
Скучавший до этого народ, слегка оживился. Им явно не казалось тривиальным наше ночное путешествие.
Мент, зыркнув на Паху поверх очков, уткнулся в писаное.
— Вы хозяин? — поинтересовался он дочитав.
— Да, — как-то напыщенно кивнул Паха.
— Паспорт, — откинул ладошку мент.
Паха, порывшись в нагрудном кармане, протянул.
Мент внимательно пролистал паспорт до прописки, потом назад, зачем-то снова развернул справку:
— А кто такой. — медленно, по слогам мент начал зачитывать загадочное арабско-русское заклинание из справки, включая «Абдулла» и по тексту далее…, и в конце изо-всех сил стараясь не рассмеяться, матерясь при исполнении, наконец выдохнул:
— Где? — добавил он, забыв где было начало предложения.
Я отвернулся – народ улыбался уже во всю. Они, пожалуй, представляли дремучего чужеземного крестьянина в чалме и бурке, выжженный солнцем скалистый аул, отару свиней… или все-таки баранов…
— Я, — неожиданно, словно в сказке про старика Хоттабыча, и еле слышно пропело сзади. Толпа качнулась, и начиная хихихать вслух, повернулась на голос. Абдулла помахал менту рукой. Мент вытянул шею, затем сдерживаясь и стараясь сосредоточится повернул голову к Пахе:
— А вы…? — он медленно придумывал вопрос.
— Я нет, товарищ майор! – Паха заразительно гыгыкнул. Тоненькая ниточка в сознании майора связывающая меня со всем происходящим порвалась.
— Вы водитель? — он обращался к Пахе.
— Не угадали! — прорвало Пашу. Народ развеселился, я заплакал. Мент, ухватывая потерянную ниточку с надеждой посмотрел на Толика. Тому же вряд ли доходил весь смысл происходящего, он скорее платил взаимностью улыбающемуся менту, и как ребенок радовался вместе с ним. Я, привлекая взгляд майора, тыкнул себя в грудь, выдавив:
— Я водитель. Моя физиономия знакомой ему не показалась, скорее случилось дежавю из которого я его вывел показав пальцем на свои документы. Он что-то вспомнил и задумчиво собрав документы в кучу, протянул мне.
Из распахнутой двери автобуса пахнуло большими деньгами, и по кругу весело забулькал черпак. Мы тронулись и под утро добрались до места. Где-то в лабиринтах, накрытых утренним туманом кооперативных гаражей, я высадил пассажиров и наверстывая время, без остановки порулил дальше. А опухший Толик, на ходу постукивая головой по бортам, мокрой тряпкой размазывал по автобусу остатки чужого богатства.

Были отношения с двумя дамами. Оба раза прекращались по инициативе женской половины. Переживал, конечно, депрессия была. Прошло девять лет.
Успел поменять трижды работу, женился, родились трое детей. Переехали в Германию. Место проживания в Фейсбуке не менял до последнего времени, оставался родной город.
Про старые отношения забыл давно. Новая страна, работа, язык.

И вот, поменял на днях место проживание на немецкий город (вернее — село) в Фейсбуке.

И что я получаю за последнюю неделю? Два запроса в друзья от двух бывших. Они, оказывается меня недавно вспомнали. И как это нафиг называется?

Давно это случилось, но смеемся до сих пор.

Мне было 17 лет, мой будущий муж пригласил меня к себе в гости на Новый год в деревню. Будучи абсолютно городской девушкой, мне всегда хотелось побывать в деревне и воочию увидеть то, что раньше видела только по телевизору, поэтому приглашение в гости (как потом выяснилось — на смотрины) я приняла не задумываясь. А зря, подумать все-таки стоило.
Сказано-сделано, приехали мы ночью, развели нас по разным комнатам и уложили спать. Утром, ни свет ни заря, меня разбудили. Боже, 10 утра — ну, что можно делать в такую рань?!
Вышла я уже к остывшему завтраку и сразу попала на семейный совет, на котором принималось решение послать сына с друзьями в лес за елкой. Обратив внимание на то, как пристально смотрят на меня будущие свекр со свекровью, я решила навязаться с ребятами в лес за елкой. На тот момент мне мое решение показалось правильным — уж лучше погулять в лесу, чем быть насквозь просверленной взглядами будущих родственников. Желание гостьи было признано законом безоговорочно.

Я быстренько оделась в свою шубку, джинсы и короткие зимние ботинки. Будущая свекровь, внимательно посмотрев на меня, выдала: «Так в лес ходить просто неприлично!» — и умчалась вглубь дома. Через 5 минут она радостно принесла что-то непонятное — какой-то мохнатый предмет с рукавами (они называли это тулуп), такую же мохнатую шапку-ушанку, штаны и странную обувь, которую они назвали катанками. По моим небольшим познаниям в деревенской жизни, я сделала вывод, что такую обувь еще называют валенками. При этом необходимо учесть, что рост у меня всего 1,5 метра с кепкой, а размер ноги — 35. Все же родственники моего будущего мужа имели рост под 2 метра и размер ноги от 40.

Сначала на меня одели штаны непонятного размера, причем прямо на джинсы, и подпоясали где-то в районе шеи. Потом на меня напялили ушанку, после чего у меня пропал слух, и обзор снизился до 30 градусов. Затем на меня стали одевать катанки, я так и не поняла, как они отличили правый от левого. Проблему разницы размера катанок решили просто, мне вдобавок выдали 3 пары теплых носок, а вот высоту подрезать напрочь отказались, из-за чего мои ноги потеряли способность сгибаться в коленях.
Вершиной айсберга стал тулуп, который подпоясали, где-то в районе колен, армейским ремнем, руки мои закончились там, где у хозяина тулупа были локти. И вот в таком виде, полностью потерявшую способность видеть, слышать, ходить, практически безрукую, меня выставили за дверь.
Почему валенки называли катанками, я поняла сразу же, как только сделала первый шаг. Да и сделать я его толком не успела, так как сразу же мои ноги раскатились в разные стороны, и я повалилась вперед. Встать самостоятельно я уже не смогла. Добрые руки моего будущего мужа и уже подошедших друзей бережно вернули мне вертикальное положение.

И вот делегация, в составе трех мужиков под два метра ростом с размером катанок не меньше 60 и меня, двинулась в лес, благо идти было недалеко, всего лишь за калитку выйти и еще пройти до кромки леса метров сто.

Для меня эти сто метров показались километрами! Снег там за калиткой почему-то никто не чистил, а зима в тех краях суровая, снежная, сугробы огромные. Впереди бодрым шагом шли бравые ребята, проламывая следы в сугробах на глубину, в которую я, в принципе, могла поместиться во весь рост. Попробовав перекатываться из одного следа снежных людей в другой, я быстро поняла, что такими темпами мы никуда не дойдем, и решила свою тропу проложить рядом. Впрочем, проложить — это громко сказано. Я сразу же провалилась и не смогла вылезти. Пришлось ребятам возвращаться ко мне, вытаскивать из сугроба сначала меня, потом доставать из этого же сугроба катанки. Потом они сбегали за странной конструкцией, отдаленно напоминавшей санки, на которую меня водрузили и покатили.

В принципе, меня все устраивало — еду, любуюсь прекрасными видами. Так мы и доехали до поляны, которая была достаточно утоптана. Меня выгрузили в центре и велели стоять на месте и никуда не уходить, пока они будут искать подходящую елку, и все разбежались в разные стороны.

Через минут пятнадцать стоять на одном месте мне надоело, и я пошла обследовать территорию. Тут мое внимание привлекла достаточно большая пушистая елка, которая находилась метрах в ста от меня. Ну, и двинула я к ней, рассмотреть поближе. Кое-как прорыв траншею в снегу, я прошла метров пятьдесят, после чего меня остановило внезапное препятствие в виде железной сетки. Удивлению моему не было предела: в дремучем лесу — и вдруг забор!

Чисто из любопытства я начала ее дергать и, о чудо, сетка поддалась, видимо, прогнила в месте крепления. Дырка образовалась небольшая — надо было ползти, и тут я поняла, что если упаду на четвереньки, то самостоятельно встать уже не смогу. Но елка была такой красивой и так хотелось удивить всех будущих родственников!

Упав на четвереньки, я преодолела это препятствие и практически сразу же наткнулась на колючую проволоку — чудеса, да и только! Конечно, если бы я была в своей шубке, у меня бы и мысли не возникло пролезать под колючей проволокой, но на мне был тулуп, который было не жалко. С такими мыслями была преодолена и колючая проволока.

И вот, наконец, эта красивая елочка была прямо передо мной. Как же я была рада! Но не долго — топорика-то мне не дали! От досады я толкнула (хотела пнуть, но стояла на четвереньках, а встать не могла) елку, и она свалилась набок.

Не веря своему счастью, я взяла ее за корешок и уже стала разворачиваться, когда рядом со мной вдруг взлетел сноп снега. Поворачиваю голову и вижу, как ко мне бежит мужик — то ли с винтовкой, то ли с ружьем навскидку — машет руками и что-то орет. Но, так как ушанка сидела хорошо, я, конечно же, ничего не расслышала. Но больше всего меня испугала собака, рвущаяся с поводка.

Решив, что это лесник, и, стырив елку, я нарушила кучу лесных законов, я взвизгнула, как поросенок, и со скоростью, которую только могла развить на четвереньках, рванула к лазу, не отпуская из рук елку, которая, конечно, цеплялась за все, за что только могла зацепиться. Но желание выжить и непременно удивить всех красивой елкой придало мне сил, и я, ругаясь на чем свет стоит, протащила таки ее через все препятствия. Доползла до поляны, с помощью ствола дерева приняла вертикальное положение и радостная уселась в сани.

Через минут 5 пришли ребята. Поохали, какую я елку нашла, не задумавшись при этом, как я ее срубила. Затем мы все дружно двинулись домой.

Пришли домой, а там такое оживление! Мой будущий свекр бегает по дому с криками, с выпученными глазами, руками машет. Увидев новых слушателей, он рьяно начал рассказывать о ЧП. Выяснилось, что сегодня на зоне (Мои параллельные вопросы: «Какой зоне?» «А что, в деревне зона есть?» «Ах, тюрьма строго режима для рецидивистов?» «Вот как неожиданно!») произошел прорыв периметра («А что такое периметр?» «Ах, 5 уровней. И целых два были прорваны?» «Колючка трехрядная и забор под напряжением?» (Мысли, уже не вслух: Странно, напряжения не почувствовала, может, забыли включить? А колючка вообще так себе, трех рядов не помню). Некое существо (Ну, как одели так и ползала!), природу которого не смогли определить, ползло по периметру, потом с испугу от трех предупредительных выстрелов и одного прицельного (Каких выстрелов? Ах, вот почему снег рядом взлетел! Вот, сцуки, так ведь и убить можно! А предупредительных, да еще и трех, не слышала… Ах да, эта ушанка…), развернулось, зацепилось копытом (Ну да, похоже издалека на копыта, так как мои руки из рукавов не торчали) за елку, которую срубили для любимого начальника зоны и до вечера поставили в снег, дабы не растеряла иголки, и, не сумев освободиться от елки, визжа, как дикий зверь, непонятно каким образом преодолело два периметра в обратном направлении, издавая при этом такие звуки, что собака побоялась продолжить преследование (Блин, а что, собака все-таки до меня добежала? Ну, если ваши собаки мат понимают, то, ясен перец, почему она побоялась бежать за мной дальше). При этом пять лучших сотрудников предприняли все меры для дальнейшей погони (Да ладно заливать — он один бегал!), все местные охотники были поставлены в ружье и направлены на поиски зверя. По глубине оставленной траншеи выяснили, что зверь на четырех копытах, в холке рост невысокий (Ну, он, в принципе, и не в холке тоже невысокий), добрался до дерева, залез на него, и на этом следы пропадают (Ну да, я же потом на своих двух пошла).

Поняв, что тучи сгустились над моей головой, я вжалась в кресло и старалась не высовываться. И все бы ничего, но на званный ужин пригласили того самого начальника зоны, который, зайдя в дом и увидев елку, потерял дар речи (Ну, вот как, скажите, он запомнил свою елку?! Таких елок в лесу полно!). На вопрос: «Откуда у вас эта елка?» — начальник зоны получил от свекра гордый ответ: «Вот, невестка моя будущая на полянке нашла. Правда, красивая елочка? Такую днем с огнем не сыщешь!»

Раскололи меня за три секунды, пришлось все рассказать.

Прошло 15 лет, а байка про страшного зверя гуляет в той деревне до сих пор.

Про бытовой мусор.
Раздельный сбор мусора уже давно практиковался в сельской местности России. Виды мусора были следующие:
— это может съесть корова
— это может сгореть в печке
— это может съесть собака или кошка
— это может съесть свинья
— это могут съесть куры
— это можно сдать в металлолом или прочее вторсырье
— это можно использовать при заливке фундамента
Остальное — уже совсем мусор, его на помойку.

Вспомнилось по вчерашней истории про обсчеты:
https://www.anekdot.ru/id/902432/

Ресторан «На молу» в Камолье, возле Генуи. Он и есть на молу, чудесное место — косишь одним глазом, бескрайнее море, другим — уютная бухта с качающимися лодками. Нелегкая логистика, добежать по этому молу до всех клиентов. Но ее обеспечивает энергичный официант. Бегает взад-вперед типа чумового кролика из «Алисы в стране чудес».

Видно, что его просто обуревают идеи. Причем каждая настигает его внезапно. Кого бы наконец обслужить. Прогнать наглую чайку (на моих глазах при посадке на столик свалила три бокала и успела при этом насрать). Унести зонтики над столами, когда солнце село.

Меню мы дожидались мин 20. Сообщить официанту наш заказ посчастливилось через 30. Давно бы свалили, но этот вечерний бриз! Да и ржак с носящегося официанта был одним из самых светлых воспоминаний всей поездки.

Для изучения нашего заказа подкатила тяжелая артиллерия — его жена, говорящая по-русски. Она же шеф-повар. Напрасно мы уверяли официанта, что умеем и по-английски. По нашим рожам было ясно, что мы обречены на эксклюзивное обслуживание. Только на языке Пушкина и Толстого.

Жена его оказалась камчадалкой, полукровкой. Русский помнит хорошо и общительна настолько, что живописала особенности своих блюд минут 15 вдоль трогательной рукописной версии меню на русском.

Готовит, кстати, изумительно вкусно. Особенно на тему лосося. Поэтому мы дважды еще туда возвращались в последующие дни, и я радостно наблюдал, как растет мой статус.

В первый раз официант пытался обсчитать меня на 6 евро. Принудительно включенных в счет чаевых ему было мало — эти 6 были сверху. Я изумился и написал ему сумму пяти цифр, в итоге дающую 44 евро. В ответ он принес калькулятор. Ввел эти же цифры, на табло высветилось 50. С торжеством мне показал.

Неужто китайцы додумались наконец производить калькуляторы с плановым обсчетом? Я стоически выводил на бумажке РУССКУЮ ФОРМУЛУ, из которой следовало, что 14+16+7+5+2=44. Калькулятор был с этим категорически не согласен. Официант согласился на мою версию цены только от отчаянья.

На следующий день он влепил мне счет с обсчетом всего в 2 евро. Да и хер бы с ним, но вся эта процедура азартного восточного торга меня уже захватила. Снова непререкаемый калькулятор против моих робких рукописных выкладок типа 2+2=4.

С тревогой ждал расчетов третьего вечера. Заколебали эти разборки. Но итальянцы все-таки классная нация, театр у них в крови. Вошел, как гроссмейстер калибра Алехина перед матчем с Ботвинником. Умные, внимательные глаза, неожиданные для этого придурка официанта. Крепко пожал мне руку. И — передо мной о.уевшим выставил правильный счет.

Истории у меня традиционно длинные, кого напрягает «многа букафф» просто пролистайте.
Недавно сын поздно вечером пришел весьма побитый, но вроде все обошлось гематомами и царапинами.
— Как случилось? – поинтересовался я, когда он отмылся и уже успокоился.
— Решил дорогу срезать через дворы, да докопались двое, попросили сигарету… суки…, там третий подтянулся – опять стал заводиться сын. – Ну и слово за словО…
— А ты с ними разговаривал что ли? Чего сразу не убежал? – удивился я. – Или ты не один был?
— Да один…, думал отстанут, в своем районе вроде, а там за одежду ухватили и повалили.
Ага, отстанут, не для этого они подошли. Парень он у меня достаточно спортивный, но не единоборства, а футбол (полупрофессиональная команда), убежать мог как нечего делать, если сразу… Вроде и объяснял не раз, но видимо учеба действительна только на своей шкуре. Говорил же, нужно психологически воспринимать для себя бегство, ни как поражение, а как ничью, а лучше вообще никак, вроде бы и не было этой встречи. Вспомнилась история, когда мне было примерно столько лет, как и ему сейчас.
Былинные уже времена, когда СССР еще был, но уже трещал по всем швам и бился в предсмертной агонии. А я несколько месяцев, как пришел с армии, здоровье брызжет через край, при росте 182 см, вес 75 кг., нет ни капли жиринки. Небольшое отступление. Служил в отдельном специальном полку и дрючили нас по физике очень сильно. Слушал рассказы одноклассников и знакомых, как они служили, и очень удивлялся, что, например, стреляли из автомата за всю службу всего пару раз, жрали практически одну перловку, как дедами даже на зарядку забивали и пр. Нас кормили хорошо, грех жаловаться, но со спортом и боевой подготовкой было тоже весьма жестко: один-два раза в день кросс 5 км, потом спорт-городок минимум по часу и без дураков, раз в неделю стрельбы с марш-броском 30-50 км. с полной выкладкой, причем никто не «косил», ни деды, ни даже дембеля. В нашей части система была построена так, что это считалось «западло» (как-нибудь расскажу, это отдельная история). Результат: свободно 100 отжиманий за 45 секунд, легко — 25 раз подъем-переворотом за минуту (были в нашей части такие вот нормативы), плюс бегал, как тот конь и т.д. Был у нас и рукопашный бой, повзводно, несколько часов в неделю, но инструктор сразу предупредил, что сделать из нас хоть чуть-чуть приличных бойцов он не сможет (для этого нужно было заниматься с 5-ти, край с 10-тилетнего возраста), но основы выживания в драке и в бою он даст. Да и я далек был от этого, разряд по биатлону, пулевой стрельбе и по спортивному ориентированию, ну и в активе несколько школьных драк. Учил он нас не столько приемам и ударам (хотя этому тоже), сколько психологии и поведению в единоборстве и бою с несколькими противниками.
Итак, собственно история. Крупный сибирский промышленный город.
Какая-то вечеринка, квартира, народу человек двадцать, бОльшая часть незнакомых. Самогонку не пил тогда принципиально, ну, а с водкой, кто помнит, были тогда большие проблемы (по талонам), поэтому было ее всего две бутылки и из них делали для девчонок «шампанское». Вода с сиропом (или вареньем с отцеженными ягодами) пополам с водкой и в сифон (кто помнит, были тогда такие, весьма популярные, с баллончиками с углекислым газом, для газировки в домашних условиях). Для эффекту использовали на литровый сифон не один, а два баллона, от пары рюмок можно было быстро и серьезно окосеть, но проходило опьянение тоже достаточно быстро. Ну и конечно, танцы-зажиманцы, шуры-муры и прочие амуры. Познакомился с симпатичной девчонкой, через час уже обжимались вовсю. Надо отметить, что отношение к женщинам у меня тогда было очень и очень физиологически-потребительское: даешь — хорошо, не даешь – иди в попу, других полно. Ванная и спальня традиционно заняты, поэтому от меня вполне логическое предложение поехать на хату к товарищу. Ну что ты, я не такая, я так сразу не могу, нам надо узнать друг друга поближе (хотя до «поближе» остался маленький последний шажочек), и пр. женские отмазки, ну хоть про месячные не «запела» и то ладно.
— Поехали лучше ко мне – призывный взгляд из-под ресниц, легкий румянец на щечках. Хрен вас женщин поймешь и вашу логику, к тебе, так к тебе. Поймали мотор. Куда? В Морозовку! Вот б..дь, ну я и идиот, мог бы раньше поинтересоваться. Мало того, что край географии (фактически пригород, таксист цену заломил), так еще и очень криминальный район. Половина жителей Морозовки уже сидела или отсидела в местах, не столь отдаленных, другая половина просто еще не попалась, но явно планирует и тренируется. Даже дети в детском саду там начинают раньше по фене ботать, чем на горшок проситься. Утрирую конечно, но соваться вечером туда как-то не комильфо совсем. Ну ладно, едем уже, по пути осторожно выясняю, что дома оказывается и папа, и мама, а также бабушка с братиком в 2-х комнатной хрущевке.
— Но мы же постоим в подъезде? – снова призывный взгляд, нежный поцелуй и рукой по члену через штаны. Ага, постоять в ее подъезде в хрущевке в 10 часов вечера, когда подруга будет вздрагивать от каждого шороха – мечта всей моей жизни. Ну купила, так купила… Ладно, думаю, тоже обломаю маленько, высажу ее у подъезда и свалю к Маринке. Подъехали, въезд во двор перегородила расфуфыренная 8-ка, с открытыми обоими дверьми, но в машине никого, а подъезд 3-й. Водила даже сигналить не стал, типа здесь вылазите. Дал ему половину, несмотря на возмущение, сказал – жди, я до подъезда и обратно (джентльмен, бля). Темный, теплый вечер ранней осени, освещение только из окон квартир и одинокого фонаря на углу, где-то вдалеке, похоже у последнего подъезда (6-го) бренчит 3-мя аккордами гитара и пропитый голос, не очень попадая, пытается жалобно петь очередных журавлей над зоной (или голубей? не суть). Идем, она под руку держится и каблучками звонко цок-цок. От 2-го подъезда на шум машины и каблучки, видно с лавочки, выползает троица.
— Опа, зырьте пацаны, залетный фраерок нарисовался с Иркой – растягивая слова выдвигается навстречу широкий парень в белой майке. Теперь немного «науки» от инструктора: Противник, если он в большинстве, уверен в своем преимуществе и на своей территории никогда не начнет драку сразу, ему надо время оценить тебя по принципу свой-чужой, кого знаешь, насколько можно тебя «опустить» (унизить), накрутить, опять же себя (поднять адреналин в крови), типа: А чо ты такой дерзкий? А ты мгновенно должен понимать, что это мирно для тебя не закончится ни при каких обстоятельствах, сразу готовность, выброс адреналина в кровь, а лучше всего просто убежать (см. выше), но если нет такой возможности, то нападать первым, неожиданно и не оттягивая. Мелькнула мысль уйти на рывок, но в крови уже бурлит адреналин, в каждой мышце, как сжатая пружинка, легкость в ногах, нет страха и почти нет алкоголя в крови, да и перед девчонкой, как-то неудобно (каюсь, успел ей напеть про героическую службу). Так, позицию, расстановку противника и свои дальнейшие действия я примерно, но быстренько просчитал. Ирка мгновенно отвалилась, а теперь пошла психология, двигаюсь шагом в том же темпе, правой рукой в кармане джинсовой куртки смял в комочек и зажал в кулаке пластинку жевательной резинки, а левой из внешнего нагрудного кармана со словами:
— Смотри, чо… — двумя пальцами достаю проездной в пластиковой рамке и как бы случайно роняю его на землю слева и спереди от себя. Ключевое слово «смотри» прозвучало, инстинкты и неосознанные рефлексы у противника сработают — 99% людей посмотрят обязательно. Не стали исключением и эти уроды. Амбал в белой майке (его я определил, как главного), стоя уже передо мною, немного опустил и чуть повернул голову, уставившись на упавшую какую-то фигню.
Н-на…, быстрый небольшой шаг вперед левой ногой и резкий прямой правой в удобно подставленную челюсть. Вай, как плотно попал, еще и с толчком правой ноги, и корпусом хорошо доработал. Амбал не поднимая рук начинает валиться вперед (очень хороший признак, значит нокаут полный), но смотреть кино будем позже, чуть смещаюсь вправо, два быстрых шага вперед и кидаю комок золотинки со жвачкой в лицо второму, с практически одновременным ударом левой ногой сбоку-снизу (примерно под 45 градусов) в район нижнего правого ребра, рефлексы противника и тут не подвели, правая рука его дернулась вверх защищая лицо, а моя нога в туфле с достаточно жесткой подошвой, носком попала точно куда я хотел. Острая боль и спазм при таком акцентированном ударе по печени деморализует даже многих подготовленных профессионалов, не то что эту дворовую шалупонь, главное четко и достаточно сильно попасть. Еще маленькое отступление, инструктор очень предостерегал от использования хай-киков (верхний удар ногой). Это только в кино у Вам Дама красивые вертушки очень эффектны и эффективны, а в реальной жизни с такими киками все значительно хуже. Удар «длинный», т.е. требует большего времени на подготовку и имеет значительную траекторию, значит и уйти от него намного проще. Можно использовать его в связке в качестве завершающего при отходе, но не в коем случае не стоит с него начинать. Я не спорю, есть мастера, которые ногой в голову могут ударить намного быстрее и неожиданней, чем я рукой, но для этого нужны годы и годы интенсивных тренировок. Другое дело лоу-кики (нижние удары), носком или ребром жесткой подошвы по голени, в колено или в пах, как расслабляющие, деморализующие, с них, как раз, хорошо начинать атаку, даже не имея хорошей растяжки. Я так и планировал сначала, но противник был ниже почти на голову, удобно стоял, чуть повернувшись и я решился ударить по печени, что весьма оправдалось, добавил коротким крюком правой куда-то в лицо, уже сгибающемуся второму и шагнул к подотставшему третьему. Опустив чуть разведенные в стороны руки с открытыми в его сторону ладонями, начал жалобно:
— Да вы чо пацаны, сразу накинулись то… — не прокатило, третий, в короткой кожаной куртке, уже встал в стойку с поднятыми к лицу кулаками. Боксер что ли? Да не-е… Вот это замах! Ха-ха… Чему вас учит семья и школа? (по Высоцкому). От удара с таким замахом даже боксерская груша увернется. Спокойно пропустив над правым плечом его кулак, резко сократил дистанцию с одновременным ударом правой под дых снизу-вверх (апперкот) и как бы отталкиваясь этим ударом развернулся в одну линию с кожанным, ловя на свой локтевой сгиб левой руки его опускающийся правый локоть, дальше моя левая рука из-под его подмышки на кисть сверху, правой удар изнутри по запястью – есть захват, правой помог левой руке — резко додавил, сгибающуюся уже ладонью вовнутрь кисть.
-А-а-а… — дико заорал третий — больно, знаю, резковато я, пожалуй, растяжение связок обеспечено, завтра даже ложку этой рукой держать не сможет. Но это мой любимый прием, я его многократно отрабатывал и есть у него одна интересная особенность, если провести его достаточно резко, то человек сразу падает на колени, рефлекторно пытаясь изменить угол давления и снизить острую боль. Не стал исключением и мой подопечный. В принципе, в таком положении его можно спокойно конвоировать, чуть отпустив кисть и скомандовав «Встать», вести, одной левой рукой регулируя болевое давление на согнутую кисть, но мне сейчас это зачем? Поэтому, резко крутанувшись, бью его коленом в лицо, причем начинаю удар почти выпрямленной правой ногой, резко сгибая ее в конце траектории, тем самым уменьшая радиус при неизменной массе, угловая скорость колена от этого увеличивается, а это тебе уже теоретическая механика (термех), зря что ли я его в институте учу. Это я сейчас долго рассказываю, а на самом деле на всё про всё ушло буквально несколько секунд. Обернувшись на остолбеневшую Ирку с абсолютно круглыми глазами, замечаю еще одного детинушку, вышедшего из кустов палисадника позади ее метрах в четырех. Отлить что ли ходил? А мне сейчас сам черт не страшен, полное упоение удачным боем, пульс под 200, но душа поет, мышцы в невиданном тонусе, в таком состоянии, наверное, мировые рекорды в спорте только и устанавливаются. Многое бы сейчас дал, чтобы повторить сегодня то ощущение. Заорав что-то среднее между рыком льва и воплем самца гориллы в брачный период, я длинными прыжками кинулся на него. Чувак видя такие непонятки и заранее пребывая в подавленном психо-моральном состоянии, верно решил, что лучше убраться подобру-поздорову и ломанулся, как молодой лось обратно в кусты, а Ирка не видя, что у нее кто-то был за спиной, приняла все на свой счет и дико завизжав, присела, закрыв голову руками. А я, как прыгучая лань легко перепрыгнул через нее и еле себя остановил, дико хотелось догнать и рвать противника, как Тузик грелку. Взвизгнув резиной, укатило такси, водила тоже решил свалить, страх победил жадность. Всё, всё, хватит, хватит…, уговаривал я себя, так и рвавшегося добивать поверженных уже врагов. Кое-как подняв, потащил Ирку к ее подъезду. Она рыдала навзрыд и слабо упиралась (или мне так казалось?), при этом закрыв глаза и периодически крепко зажмуриваясь, да так, что слезы брызгали из уголков глаз тонкими, короткими струйками, похожими в свете фонаря на капельки серебра. Я аж засмотрелся, снизив и так невысокую скорость. Белая майка сел, опираясь на левую руку, тупо мотая головой, но в правой руке уже был зажат нож-бабочка. Я, отпустил Ирку, подобрал проездной и подойдя сзади от всей души пнул его по согнутому локтю – нож сверкнув, улетел куда-то в темноту.
— Аш-ш-ш… Ну ты чо, в натуре? – амбал сперва зашипел от боли, но попытался сказать грозно, тем не менее сбившись в конце на какую-то плаксивую интонацию. А зачем нам нож? — нож нам совсем не к чему. Я не обращая внимания уже больше ни на что, ускорившись, практически волоком затащил совсем расклеившуюся девку в подъезд, где с трудом выяснил, что этаж 2-й, 1-я дверь справа. Железную дверь широко открыли сразу, словно давно ждали, втолкнул Ирку и буркнув короткое «Здрасте», отодвинул мамашу и быстро зашагал по коридору, оценивая диспозицию. Классическая хрущевская 2-х комнатная «распашонка», окна кухни и комнаты с балконом выходят на подъезд, в другой комнате на противоположную сторону дома, подошел к этому окну и открыл его настежь. Фу, всё, можно не торопиться сваливать, под окном даже клумба, ни кустов, ни заборов, и никаких других препятствий. Прошел в ванну мимо собравшегося к коридоре ошалелого семейства, члены которого проворно убирались у меня с дороги, видимо было еще у меня на лице, что-то такое-этакое. Умылся, лицо горело, пульс еще колотил, но уже ощутимо начала побаливать правая рука. Задерживаться не стоит, не хотелось бы попасть сейчас в адреналиновую яму, или по-простому в отходняк. Выключил воду и услышал, как через всхлипывания, видимо не отошедшая еще от шока Ирка говорит:
— Меня Серега встречал, а он их всех убил – и опять зарыдала. Ну ты и дура! Значит тебя твой бывший или действующий встречает, ты об этом знаешь и все равно меня сюда тащишь? Да, что же у тебя в мозгах то?! Или ты думала, что мы с ним встретимся, и я мирно, но по-мужски объясню твоему Сереге, что теперь я твой парень, он все поймет, и мы дружески с ним обнявшись пойдем пить самогонку? А ты ему строго скажешь:
— Сергей! Сердцу ведь не прикажешь! – и он заплакав, будет стоять на коленях, умоляя тебя вернуться? Или может ты предполагала, что меня немного побьют (но не затронут, конечно, жизненно важные органы), я попаду в больницу, а ты такая верная, будешь за мной ухаживать, сидя бессонными ночами у кровати, и я, такой же красивый и здоровый, когда выпишусь, в благодарность сразу сделаю тебе предложение? И представляла уже себя в свадебном платье? Или растроганно себе умиляясь, даже видела себя в красивом траурном платье, в шляпке с черной вуалью несешь мне белые лилии на могилку и тихо рыдаешь там в одиночестве, раскинувшись на могильной плите? Кстати, мне одна подруга по пьянке нечто подобное рассказывала, что ее подобное видение про любимого мужа посещает периодически. И только нажалевшись себя и нарыдавшись в одиночестве, представляя себя молодой вдовой, на некоторое время успокаивается. Хрен когда-нибудь поймешь, что у этих женщин в голове творится…
Я молча вышел из ванны, от меня шарахнулись, как от прокаженного, батя неловко попытался спрятать за спину бутылку с непонятного цвета жидкостью, видно уже достал, чтобы выпить за знакомство. Всё, пора уходить, можно по-английски, но нет, ноги сами повернули меня на балкон. А перед подъездом уже комитет по торжественной встрече во всей красе. Пострадавшие в полном составе на лавочках и еще подтянулась троица парней, с ними две девки местного разлива. Один из них, лет под тридцать, с татуировками на кистях и вроде даже перстни синие на пальцах, но с балкона толком не разглядишь, крутил в руках обрезок водопроводной трубы. Меня заметили сразу. Слово взял Синий, как я его про себя назвал:
— Что же ты беспредел творишь? Пацаны к тебе со всем уважением, побазарить за жизнь децел хотели. Про Маруху твою шепнуть чево, а ты сразу грабками махать, как бичара ссученный. Так себя уважаемые люди не ведут. Проставься полторашкой (имеется ввиду самогон) за обиду и побазарим нормалек без понтов дешевых.
— Да не выйдет он, зассыт… — поддакнул ему кто-то с лавочки.
— Если правильный пацан, то выйдет, а если волк позорный или фуфло ментовское, или фраер гнилой. – продолжил кидать зоновские подходики Синий. Знакомая песня, так и будет языком плести свои кружева, потихоньку начиная тебя словесно «опускать», или ты не выдержишь или он морально выиграет, даже без физического контакта. Такой базар надо резко ломать, сразу переводить в другую плоскость. Да и уже понятно, нет там никаких татуированных перстней, на зоне был точно, но не в авторитете, дальше шестерки не поднялся, даже не феня у него кривая, а так базар приблатненный. Среди не топтавших на мне дешевый авторитет зарабатывает. Был и у нас во дворе такой, мы малолетки ему в рот заглядывали, подражать пытались, пока с зоны не откинулся отец одного другана и пинками не выгнал того со двора. Куда тогда делась вся его распальцовка? Ну подожди сука:
— Эй! А чего у тебя труба такая тонкая? — пауза, подгадал окончание своей фразы на затяжке Синего сигаретой, но надо не дать ответить, выдох его и на начале вдоха спокойно продолжаю:
— Я ведь сейчас спущусь и трубу эту в твое раздолбанное очко засуну. А ты даже кайфа не получишь… — и гаденько так заржал, тут же хихикнул какой-то из парней на лавке, а одна из шмар хрипло заперхала, давясь смехом. Всё, хана дутому авторитету Синего. Слухами земля полнится. Теперь при упоминании Синего в любом разговоре без него, почти наверняка будет подленькое уточнение: Этот, который с трубой, что ли? И ехидные улыбочки, а кто не поймет, тому расскажут. Синий толкнул раскрытой пятерней в лицо, засмеявшейся девке, взревел и резво рванул в подъезд.
— Примерить решил… — подлил я масла в огонь, теперь заулыбались и захихикала уже вся компания. Ну пора и честь знать, хватит дергать тигра за усы, как сказали бы китайцы. Под аккомпанемент неистово долбящей в железную дверь трубы, прошел мимо, сидевшей на диване, притихшей семейки в другую комнату, перекинул ноги через подоконник, оттолкнулся и после непродолжительного полета, мягко приземлился почти в центр клумбы. Не мешкая вскочил и дал, как на стометровке, до угла ближайшей пятиэтажки, там перешел на резвую рысь в сторону освещенной и шумящей примерно в километре автодороги. Бежал и сперва очень гордился собой, потом задумался, что повезло мне сегодня нехило, как получилось вырубить с одного удара беломаечного амбала, да и дальше все как по маслу, а могло закончиться подобное приключение гораздо плачевней. Нет, в следующий подобный раз только рывок в сторону и бежать, и не раздумывая, дал я себе твердое обещание, уже катясь на частнике по освещенной дороге к цивилизации.
С Иркой я больше никогда не встречался.
Р.S. Наконец, могу сказать ОГРОМНОЕ СПАСИБО товарищу капитану — инструктору, к сожалению, уже не помню вашего имени. Ваши занятия мне очень тогда помогли.
На этом хотел бы закончить, но нет, сын мне вчера заявляет:
— Травмат куплю.
— Зачем?
— Ну, попугать в случае чего…
— Ни фига ты не понял. Любое оружие нужно доставать, только тогда, когда ты его готов применить немедленно. Это азбука. Разговоры под дулом пистолета оставь Голливуду. Да и пойми, ствол не нож, любой понимающий человек будет сразу рвать дистанцию и максимально жестко тебя гасить. А если у него огнестрел? У него нет времени разбираться, что у тебя в руках: травмат, газовый или тоже огнестрел, профессионал будет сразу стрелять на поражение. А вдруг окажешься случайно в охраняемой зоне, какого-нибудь ВИПа? Оно тебе надо? А в безоружного, скорее всего, никто стрелять не будет – стараясь говорить спокойно продолжаю я.
— Что мне с выкидухой ходить что ли? – недоумевает сын.
— А если ткнешь или полоснешь, даже не специально, а так, отмахиваясь, кого. Ну попадешь в какой-нибудь орган или артерию, например, на руке зацепишь. А он возьмет, да помрет. Что тогда? 10-ка на зоне? Как тебе такая перспектива? Или опять же противник с огнестрелом, прострелит тебе колено — ты всю оставшуюся жизнь с палочкой, а у него ствол с лицензией, и он кругом прав. Здесь Москва и здесь таких полно. Да и пойми, наконец, любое оружие, даже холодное – это оружие нападения для убийства. Ты мочить кого собрался?
— Да нет, так для самозащиты…
— Лучшее оружие самозащиты — это бег. Я тебе уже сто раз это говорил. Или бегать плохо стал?
— А если я с девушкой?
— Ну, во-первых, не шарьтесь по всяким злачным местам и чужим дворам. Во-вторых, не ведись на всякие: Пойдем-отойдем-поговорим. А, в-третьих, вот отбежал ты от них и от девушки на 50 метров и набрал 112, контролируя происходящее, что они тебе или твоей девушке сделают?
— Да перед девушкой, как-то неудобно.
— А, ты ее спроси, ей герой-калека-инвалид нужен, или здоровый отец ее детей?
— Ну, про детей ты загнул, понятно, что каждая выберет – заржал сын.
— То-то и оно. Ладно, гуляй пока молодой. И бегай побольше.
В заключение скажу: Фитнес — это хорошо, бицепсы, трицепсы и прочие двуглавые – это здорово и красиво, но не забывайте про бег. БЕГ – ЭТО СИЛА, это оружие, которое у вас никому не отнять…, потому что не догонят!

В 1958 году на весь СССР прогремела история о харьковской организации стиляг «Голубая лошадь». КГБ хотело представить «Голубою лошадь» как антисоветскую буржуазную организацию, но. в ней оказалось очень много сынков и дочек харьковской партийной элиты, которых трогать было нельзя.
(Слово “голубой” в то время ещё не ассоциировалось в общественном восприятии с тем вторым смыслом, который вкладывается в него ныне.)

…Летом 1958 года со стороны Белгорода на центральную улицу Харькова ворвался на высокой скорости автомобильный кортеж: два черных ЗИМа в сопровождении четырех «Побед» и шестнадцати мотоциклистов в белых шлемах и крагах. В то время Хрущев практиковал внезапные наезды в регионы страны.

Среди «лошадников» был сын министра транспорта. И они смогли выехать в соседний Белгород, а оттуда, подражая Никите Хрущеву, ворвались в Харьков. Опережая их сирены, в обком поступило сообщение о том, что в Харьков нагрянул «сам». Из обкома выскочил милиционер: отдает им честь, а лошадники, довольные розыгрышем, помчались в конец города к гастроному, где набрали продукты для гулянки на природе.
Уже на следующий день две лошадницы — дочь второго секретаря обкома и дочь начальника отдела КГБ сообщили, что Хрущов приказал примерно наказать «негодяев».
Впрочем, весь пар ушел в свисток.
И в Комсомольской Правде за 13 января 1959 г рассказывалось о «нескольких отщепенцах», ведущих образ жизни, не соответствующих образу строителя коммунизма.
Харьковский городской комсомольский прожектор писал:
«За спиной у комсомола бьют стиляги в медный таз. Слышны звуки рок-н-ролла и надрывно воет джаз. Размалеванные густо, здесь на труд плюют, острят. Здесь абстрактное искусство и разнузданный разврат. Слышен запах заграницы, и девицы и юнцы — голубые кобылицы, голубые жеребцы».
Вот что вспоминает корреспондент одной из газет про беседу с судьей:
– Всё уже давно расписано: за что, кому и сколько! – с каким-то даже удовольствием заявила она. – Мне позвонили из обкома партии и фактически продиктовали приговор. (“Вот тебе, бабушка, и презумпция невиновности!, – ахнул я мысленно. – Вот тебе и независимость судей!“) – Суд начнётся при открытых дверях, – продолжала судья раскрывать процессуальную технику, – но потом придётся их закрыть: этого потребуют адвокаты – ведь речь пойдёт о делах интимных… Я попрошу публику освободить помещение, но вы сидите – к вам это не относится: вы не публика, а представитель печати.

Как оказалось, никакой политики КГБ не обнаружило, но нашли материалы, которые можно было отнести к разврату и порнографии и передали дело милиции.
Естественно, на скамье подсудимых нет никого из высокопоставленных детей.

Замечательным моментом процесса был вызов свидетелей. В большинстве это были девушки лет 18-20-и. Пышущие здоровьем, румяные, пригожие, красивые, грудастые, они образовали перед лицом суда плотную шеренгу – человек 15 – 18 и . большинство свидетельниц принесли медицинские справки о девственности!

При этом на суде раздавались крики: «Позор», «Стыд», «Бесстыжие». А всем был известен скандальный роман судьи с директором одного из заводов.

Двое восьмилетних мальчишек зашли в подьезд и отряхнули снег с одежды. Один из них прижимал к себе большую картонную коробку.
-Ну, с кого начнем?- спросил мальчишка с коробкой.
-Тут в третьей квартире мужик один живет, всегда хорошо одет, вежливый со всеми. И машина есть. Давай начнем с него?
Мальчишка с коробкой согласно кивнул.
Дззинь-дзинь-дзззиииннь- надрывался дверной звонок.
За дверью раздались неторопливые шаги, глазок на секунду потемнел и дверь открылась.
-Дяденька, возьмие котеночка, он маленький и хороший,- начал мальчишка без коробки.
-Посмотрите, какой он хороший,- добавил второй, бережно доставая из коробки маленького котенка.
Котенок жалобно мяукнул.
-А ну пошли быстро отсюда,- мужчина повысил голос,- И зверя своего захватите. Нечего тут шляться.
-Еще раз увижу- уши оборву, добавил он и хлопнул дверью.
-Неполучилось,- не сговариваясь хором сказали мальчишки.
-Короче, на втором этаже тетка живет, мама говорила что у нее и дача есть, -сказал тот, что без коробки.
Она всегда носит красивые платья, и пахнет от нее духами всегда,- добавил он.
Мальчишки поднялись на второй этаж и позвонили в дверь. Дверь на удивление быстро открылась, словно там кого-то ждали.Женщина была одета в красивое платье и хорошо пахла.
— Тетенька, возьмите котеночка,- мальчишки с надеждой посмотрели на женщину.
Посмотрите, какой он милый,- в подтверждение своих слов мальчишка с коробкой вынул котенка и протянул его женщине.
-Убери от меня эту гадость,- завизжала женщина и добавила:
-А ну пошли отсюда, живо! Нечего здесь ошиваться!
-Что же делать?- спросил тот, что без коробки, когда дверь захлопнулась.И с сожалением в голосе добавил:
— Жаль, что твои и мои родители отказались оставить его.
Оба понимали что суровой зимой котенок может не выжить.
-Тут в соседнем подьезде Василий живет,-робко ответил тот что с коробкой после недолгого молчания,и добавил с надеждой в голосе: может быть он возьмет?
Василий работал сантехником. Здоровенный амбал, ростом под два метра, всегда неопрятно одет, дебошир и алкоголик, он считался грозой всего района. С ним даже участковый старался лишний раз не встречаться. Однажды, играя в футбол,мы забили мяч в его открытое окно. Василий, пьяный как всегда, у нас на глазах разорвал мяч на части, пригрозив в следующий раз сделать то-же самое с нами. Идти к Василию не хотелось да и боязно было. Но мальчишки понимали что ожидает котенка на улице в случае если ему не найдут теплый дом. Зайдя в подьезд они еще с минуту подождали и позвонили в дверь. Сначало было тихо, а потом из квартиры раздался трехэтажный мат и дверь открылась. Василий, пьяный и неопрятный как всегда, с беломориной в зубах, навис горой над мальчишками.
-Даденька, возьмите котенка, он такой маленький,- начал тот что без коробки.
— Возьмите его, он хороший,- второй мальчишка достал котенка из коробки,- посмотрите.
Василий сфокусировал свои взгляд, не предвещавший ничего хорошего, на мальчишках.
-Дяденька, возьмете?- с надеждой в голосе спросил мальчишка с коробкой.
Василий продолжал таращиться на мальчишек. Те втянули головы, боясь посмотреть на него, ожидая леща или чего-то подобного. От Василия можно было ожидать всего. Но то, что произошло, мальчишки меньше всего ожидали: сфокусировав взгляд на котенке, он протянул свою огромную руку и бережно взял котенка. Мальчишки все еще стояли, втянув голову в плечи, а Василий, зыркнув на них, исчез за дверью.
После этого случая Василий обрел неисчерпаемый авторитет и уважение у дворовых пацанов, а те, кто вырос в СССР знает, что завоевать уважение и авторитет у дворовых пацанов ой как непросто.
А для себя мальчишки поняли: не тот хороший и добрый человек, кто хорошо одет и всегда вежлив со всеми и что порой порой внешность ой как обманчива.
А Василий. Нет, он не бросил пить и продолжал дебоширить. И так-же продолжал небрежно одеваться. Но мальчишки видели его несколько раз в городской библиотеке, куда я думаю он давно не заходил, берущего книги про кошек. Его видели покупающим молоко и мелкую рыбешку. А летом у него на окне лежал красавец КОТ.
Я почему решил написать эту историю? Потому-что в том далеком восьмидесятом году тем мальчиком с коробкой был я. А напомнил мне эту историю друг детства, с которым мы искали теплый дом для котенка. К нему недавно постучались две девочки и предложили приютить котенка, что он и сделал.
P.S. Времена меняются, а люди нет.

О путче и не только. Воспоминания десантника

Призвали осенью 89-го. Направили в десантную учебку в Литву. Город Рукла. Там не доучился, потому что в Союзе начались беспорядки, решался вопрос о расформировании части, — досрочно присвоили младшего сержанта и отправили в Рязанский полк ВДВ. Несколько дней всего в полку пробыл, и кидают нас в Тбилиси. На аэродроме просидели два дня в ангарах. Потом в закрытых фургонах перевезли в строительную часть, где переодели в стройбатовскую форму. Там была какая-то заваруха. Каких-то заложников освобождали. Меня и ещё «молодых» под пули не отправили. «Вам ещё рано, — сказал взводный, — успеете». — и поставил нас в оцепление. Сам он и человек десять наших десантников полегли в этой операции. Весна 90-го это была, наверное. Черешни много было спелой и крупной.
А потом, уже на алычу, мы попали в Баку-2. Или нет…. Это надо альбом смотреть. 26 лет прошло, и как сказка все вспоминается. Приехали в Баку, — старшина договорился, что кормить нас будут в ресторане. И мы реально, как гражданские, приходили в ресторан, они гостеприимные люди – азербайджанцы, — такие столы нам накрывали… Военным был везде почёт в те времена. В Баку была табачная фабрика. Мы ходили туда. В России как раз проблемы начались с табаком. То мне отец курево посылал в армию, а из Баку уже я ему курево отправлял.
К ордену я был представлен вместе с командиром взвода за десантирование внутри БМД. Сначала нас три месяца обучали десантироваться в системе «Кентавр». Там ещё такие кресла были космические. Если честно – я в итоге не прыгнул в этом кресле. До этого только сын Маргелова внутри БМД прыгнул. И ему за это Героя дали. Сейчас бы я не пошёл. А тогда спросили: «Кто будет внутри БМД десантироваться?» — сразу вызвался. На всё готов был.
Из БМДэшки всё повыкидывали и поставили эти космические кресла.
Ветер в день учений был сильно выше допустимого. А министр обороны со свитой, с иностранцами все здесь уже. Загружаемся в самолет вместе с нашими БМДшками, — командир роты, взводный, я, три водителя. И взводный говорит мне: «Пусть меня уволят-расстреляют, но в БМДшке мы с тобой при таком ветре прыгать не будем. Прыгнем отдельно – замешаемся в этой толпе. А на земле прибежим к машине, — вроде мы в ней были». По плану учений мы с ним вдвоём должны были внутри находиться. БМДшка сползает по рампе, мы – за ней. У нашей роты были экспериментальные парашюты – Д-6 серии 4. Приземляюсь – купол погасить не могу, ветер тащит. Об землю бьюсь… На этом парашюте есть второе кольцо – дернёшь его, — половина подвесной системы отстегивается, и купол погаснет тогда. Собрался дергать, а меня уже ветром подняло, земля внизу далеко. Семнадцать человек в тот день стёрлись насмерть – с Костромской дивизии, ДШБшники ещё… Их ветром носило по полю, било об землю… Шестьдесят шестыми «Газонами» догоняли купола, гасили колёсами.
Вот земля снова приближается, шлеп, дернул второе кольцо, отцепился от парашюта. Из ушей и носа кровь, комбинезон слева разодран и кожа стерта-сбита, хромаю к своей БМДшке. Нам же с командиром взвода надо внутрь залезть – вроде мы там были. Подбегаю – а люк в метре под землёй. Из-за ветра система приземления не сработала как надо, и машина ушла мордой в землю. Причем, не болото, не пахотная какая земля, а в плотную слежавшуюся землю так воткнулась. И торчит. И мы со взводным вылезать оттуда должны, а там до люка ещё и не докопаться. Что дальше делать не знаю, а взводного нет.
Вокруг стрельба, МИГи в небе – учения-то комплексные. А они летят низко и беззвучно. Вот он уже скрылся, а потом рёв двигателей и уши закладывает.
Командира нет. Бегаю ищу. Орёт на высоковольтке. Он на одной стороне проводов, купол – на другой. Под своим весом сползает вниз, тут порывом ветра купол наполняется и тянет его к проводам. Открыл он запаску, по её стропам спустился, спрыгнул. Доложил ему, что БМДшка из земли торчит, и в неё не залезть. Побежали сразу к трибуне, с которой Грачев – министр обороны, Лебедь – командующий ВДВ, иностранцы наблюдают за учениями. Мы стоим в крови, взводный отрапортовал: «Упражнение такое-то выполнено!» Грачёв говорит: «Представляю лейтенанта такого-то и сержанта такого-то к награждению орденом «Красной Звезды»!» Там никто не разбирался – внутри мы были или нет. 17 погибших… Три полка десантировалось – Костромской, Рязанский, Тульский и ещё десантно-штурмовые батальоны.
Так и не знаю – достоин я этого ордена или нет. Но мне всё равно его не дали из-за путча.
А до этого прошел ещё Киргизию. Ездили мы туда чисто на патрулирование. Показать народу, что вот власть есть и у власти есть сила. На озере Иссык-Куль были ранней весной. Красивое очень! Обгорели там за час до волдырей.
Лебедя я за службу раз десять видел. Он точно, как генерал в «Особенностях национальной охоты». Только без сигары. Он мне галстук раз повязывал. Привезли нашу роту после Баку в Москву, на склады какие-то. Там нас переодевают в штатское. Костюмы, рубашки, плащи, туфли лакированные, галстуки… Кручу этот галстук в руках – что с ним делать. Лебедь подходит: «Помочь, сынок?» Повязал мне галстук. Туфли были узкие, а у меня ступня широкая. Чтобы ногу втиснуть, пришлось сорок пятый взять, при моём сорок втором. И вот мы такие неприметные в одинаковых костюмах, одинаковых туфлях, плащах и галстуках, все ранней весной с бакинским загаром, с АКСУ под плащами, патрулировали Москву попарно. Мой маршрут был на Арбате. День мы там патрулировали, и вернулись в полк.
А за несколько месяцев до этого раз целые сутки сидел с гранатомётом на чердаке в Москве. Трое срочников и офицер.
За всё время службы в полку месяца три провёл. Остальное время – командировки или разведвыходы, когда берёшь палатки, сухпаи, и километров за 60 в леса-поля. Бегать любил тогда. Случалось, в субботу или воскресенье, когда уже старшиной роты был, с другом: «Давай пробежимся…» И чисто для удовольствия километров пять нарежем… В казарму возвращаемся – ротный орет: «Старшина! Где тебя носит?! Строй роту на марш-бросок!» И с ротой ещё сороковничек легко пробегал…
Путч 91 год – тоже интересно. Самое трудное, самое жестокое было туда добраться. На гусеничном ходу от Рязани до Москвы по асфальту доехать – ни один водитель не выдержал. БМДшка на асфальте – как корова на льду. Я своего подменил. Половину дороги вёл. От асфальта из-под гусениц пыль-крошка летит. Доехали до МКАДа, у всех веки распухли — глаза-щёлочки. БМДшки одна на другую заезжали, остановку где-то снесли, легковушку задели… Реально тяжело.
Где-то перед МКАДом нас встретил Лебедь. Командиру полка и офицерам объяснил обстановку. Полк оставили здесь, а одну нашу роту отправляют к Белому Дому. 7 или 9 БМДшек у нас тогда было… И вот через все баррикады едем к Белому Дому. С тротуаров нам что-то кричат, обкидывают яйцами… Обзывают карателями. Мы после очередного юга – все загорелые… Ты спрашиваешь – за Ельцина мы были или за ГКЧП? Чего мы об этом знали?! Если Лебедь сказал, командир полка сказал – надо ехать, надо исполнять. А какое там ГКЧП, что это и зачем, — мы и знать не знали, и не надо солдатам это знать. Исполнять надо.
Приезжаем к Белому Дому, выходит президент Ельцин. Каждому из нас пожал руку, обнял, дыхнул водочкой. Руку его потную как сейчас помню. Жаркий август был. Что-то такое сказал вроде «ребятушки», «солдатушки»… Я так понял, что его обижают. Заняли оборону вокруг Белого Дома. И тут мы оказались для всех своими. Те же, наверное, кто в нас на марше яйцами кидался и карателями обзывал, теперь понесли нам жратву, курево и бухло.
Сначала мы думали, что сможем всё съесть. У нас был ГАЗ-66 в сопровождении, так мы его весь забили жратвой, и жалели, что столько боезапаса у нас место занимает. Мы ж срочники. Почти все из глубинки. А тут чипсы, пепси-кола, вина красные и белые, колбасы, коньяки, торты-пирожные, и это всё надо употребить. Ночь переночевали. В ручье каком-то умылся-побрился. Утром зарядку провел для роты. Такой миниспектакль для гражданских. И тут весь полк к нам приехал. Что вот давили кого-то из мирного населения – не видел и не слышал от наших.
А когда полк наш пришёл – началось ещё интереснее. Командира нашей разведроты, командиров взводов и меня, как старшину, вывели перед строем полка, сорвали с нас погоны, объявили предателями Родины, назвали какие-то статьи серьёзные, связали каждому руки. Я стою, не понимаю – за что? Попал, как кур в ощип. Президент руку пожал, а командование руки связывает. Чем я виноват?! Разведрота – 29 человек, весь полк стоит, и замполит полка объявляет, что мы за кусок колбасы Родину продали…
Со связанными руками отвезли в полк на гауптвахту. Офицеров — в офицерскую камеру, меня – в камеру для сержантов и старшин. С рядовых и сержантов нашей роты тоже погоны сорвали. А на губу только офицеров, и меня. Старшина роты — должность прапорщика была.
Ребята передали мне в камеру транзистор – слушаю новости. Думаю: «Если Ельцин победит – меня должны выпустить. Не зря же он мне руку жал…»
Проходят эти два дня. Слышу по радио – Ельцин победил. Прыгаю от радости чуть не до потолка. И меня действительно выпускают. Никто, конечно, не извиняется.
Возвращаюсь – в роте нет офицеров. Ни один после такого позора не стал восстанавливаться. Все написали рапорта.
И всю нашу роту вдруг отправляют за 40 километров от Рязани убирать яблоки в каком-то колхозе. Никогда для разведроты такого не было. Я – старший. Своим ходом. Зачем яблоки, куда… Взяли палатки, сухпай на пару дней… Ни задания, ни – куда яблоки сдавать… Ни корзин, никакого инвентаря, ни ящиков, ни мешков… Ребятам говорю: «Нас сюда выживать отправили. Вы — в поле за картошкой, вы – кому по деревне что работой помочь, чтобы продуктами расплатились». Прожили мы там две недели. С самогоночкой деревенской, — не без этого, конечно. Потом приезжает командир полка, представляет новых командира роты и командиров взводов. Отругал нас, что пьяные, и отправил бегом в полк. Для нас тогда 40 километров пробежать ничего не стоило. А потом выгнали меня из армии. Даже не помню – дождались осеннего приказа, или раньше. Выдали документы. Парадку не дали надеть. Сказали – у тебя «гражданка» есть, дуй в «гражданке». Так понимаю, что из-за политической ошибки командования полка там у Белого Дома. Чтобы не всплыло, что они предателями не тех объявили.
А несколько лет назад наша разведрота списались все в интернете. И мой адрес нашли. И приехали человек двадцать ко мне в гости сюрпризом. А я перед тем квартиру сменил. Они приезжают на адрес, который у них был – никто не открывает. Они соседям жмут звонки. Сосед один открывает – спрашивают про меня. А он им что-то ответил: «Его уж нет давно».
Ну, ребята возвращаются на вокзал, садятся в ресторане, наливают лишний стакан водки, накрывают куском чёрного хлеба, поминают меня. Потом разъехались.
Но вскоре один нашёл в интернете сестру мою. И осторожно так пишет ей, что, мол, — я с твоим братом служил. Она в ответ: «А он сейчас на охоте. На неделю уехал». Тут уж они ко мне снова приехали, и мы увиделись. Повспоминали…
Про орден «Красной Звезды» и не знаю – надо ли интересоваться. С одной стороны – представили, вроде. А с другой – на самом-то деле я же не внутри БМДшки прыгал. Ну, обещали орден и не дали. Зато и посадить потом обещали, но не посадили же. Отслужил, как все.
***
Послесловие от Немолодого:
Познакомился с ним в отпуске. Хорошо как-то сошлись, общались… Очень мне понравились его воспоминания. Некоторые истории из его жизни выкладывал в июне. А эту приберёг к Дню ВДВ.
Позвонил ему сейчас. Согласовал текст. Он кое-что поправил, и попросил добавить:
— С праздником, десантники. За войска дяди Васи. И вечная память павшим.

На драйве2 один из участников собрался на юг в первый раз. Спросил, что необходимо, что бы подготовиться к поездке ? Если собрать в кучу все советы, то получается такая инструкция :

Возьмите с собой 2-3 огнетушителя обязательно. Жара стоит сильная, машины часто загораются. Так же возьмите больше средств типа «смекты» против желудочных инфекций, многие сидят по 2-3 дня орлами на горшках (известный факт) Так же не помешает взять наборы своей посуды. Было бы хорошо взять небольшую мебель типа компактных сервантов или бельевых шкафов, увы в номерах мебели минимум, повезет если вообще будет. Можно захватить раскладушки, так как кровати часто продавленные прежними посетителями. Возьмите так же с собой маски, ласты, купальную одежду, так как на побережье это все в три дорого. Не забудьте документы и страховки, полисы. Гаишники на юге хитрые, при остановке сотрудником ГАИ старайтесь не называть вашу фамилию, ссылайтесь на частичное беспамятство : полностью фамилию не помню, помню последние 3 буквы…Старайтесь в дороге меньше курить травы, так как за Ростовом, при въезде на Кубань — гадский пост, часто останавливают, смотрят в глаза, если глаза красные — трясут машину, просматривают вещи и т.д. Совет — над ними подшутить : насушите козьего навоза, мелко-мелко растолчите в порошок, расфасуйте в маленькие пакетики и распихайте в укромные места по автомобилю. При остановке вас сотрудником ДПС натрите сильнее глаза, разговор с сотрудником ведите серьезный, за жизнь, говорите чуть растягивая слова. Вас конечно временно поместят в местную гостиницу, на время проведения экспертизы, зато потом, когда обнародуют результаты, хохот всего местного бомонда и респект от всех сотрудников ДПС на трассе вам обеспечен. К тому же теперь ДПС, зная вашу склонность к хорошей шутке будут от вас шарахаться как от зачумленного. По трассе — полная свобода. Помни — сотрудник ДПС это слуга народа, и ты, своими налогами платишь ему з/п. Он должен соответствовать своему высокому званию. При общении с тобой, водителем, сотрудник ДПС должен быть услужлив, почтителен, стремиться побыстрей оказать тебе помощь в сложной ситуации. Если сотрудник ДПС стремиться выписать тебе штраф — помни, что перед тобой низший, самый низкоквалифицированный представитель и твой гражданский долг — указать ему на это всеми доступными способами. Образованный сотрудник ДПС знает, что штраф — крайняя мера применяемая в критических случаях. В 95 % можно вынести предупреждение и провести профилактическую работу с нарушителем, что несомненно более эффективно. Указав сотруднику ДПС на его низкую квалификацию ты несомненно побудишь его к дальнейшему обучению и самосовершенствованию, что повысит уровень обслуживания на наших автотрассах. Так же помни, что самая любимая «разводка» сотрудников это окончание начало обгона на прерывистой линии и окончание на сплошной. Сотрудник ДПС имеет право не штрафовать в данной ситуации, если он видел что водитель принят все возможные меры для ухода на свою линию после окончания обгона а не шпарит дальше как ошпаренный. Если сотрудник ДПС утверждает обратное, значит вам просто опять не повезло и вы наткнулись на низкоквалифицированного сотрудника, что делать в этом случае я уже вам писал . Так же обратите внимание на скоростной режим, скоростной режим на Юге очень медленный. Из-за сильной жары, асфальт дороги расплавляется и она становится мягкая. По такой дороге грузовикам вообще нельзя ездить ( они днем и не ездят ) а легковым авто не более 70-80 км / час. Если сзади вас пристроилась машина и моргает вам фарами, значит за вами пристроился низкоквалифицированный водитель и он хочет нарушить скоростной режим. Всеми доступными способами вы должны постараться не допустить нарушения правил таким водителем ибо это опасность для всех остальных. Чуть сбавите скорость, включите аварийку и продолжайте двигаться в спокойной обстановке, помахивая рукой в знак приветствия. Ваша доброжелательность и спокойствие произведут необходимый эффект и несомненно заставят нарушителя устыдиться. Так же серьезное испытание для вас будет ночью или днем в пробках перед большими городами. Машины стоят, либо едут медленно и многие не квалифицированные участники дорожного движения стараются ехать по обочине правой стороны, чем создают помехи тем кто стоит или едет медленно, проще говоря нервируют остальных. Совет — встаньте таким образом что бы половина вашего автомобиля стояла на вашей полосе а половина на обочине, создавая помехи тем, кто едет по обочине. Несомненно вам начнут сигналить и моргать дальним светом фар, выражая свое нетерпение но и уважение к вашей твердой гражданской позиции. Включите аварийку, выйдите из машины и спросите чем вы можете помочь. Если к вам поступят просьбы поскорее покинуть этот мир и соединиться с предками — знайте, перед вами не интеллигенция, может даже это люди с низкой социальной ответственностью. Несомненно разрядить ситуацию поможет хорошая шутка. ( моя бабушка, партизанка — блокадница, всегда говорила мне : внучек, даже если идешь в гости к хорошим людям, никогда не помешает, прежде чем зайти — кинь туда гранату) для совершения хорошей шутки вы должны иметь предмет похожий на гранату. Метните его в открытое окно или люк и с криками «аллах Акбар» займите лежачее положение, немного отбежав от автомобиля. Вы увидите, что захохотав, экипаж автомобиля стремительно выскочит из автомобиля и присоединиться к вам, заняв лежачее положение. Вы тоже должны понять, может люди едут давно, устали и хорошая разминка несомненно будет всем на пользу. После того как фаза отдыха на земле закончится, приступайте к активным упражнениям — бег трусцой а вероятней всего с ускорением и прыжками через препятствие. Если лично вы бежать не хотите, то вскочив, произнесите с досадой следующее: «Опять осечка, сколько раз просил не заправлять гранату мокрым тротилом, погодите минуту, сейчас возьму нормальную, у меня еще много» После этого, побегут с препятствиями уже они…Если после всего этого вам удастся добраться до моря, хотя бы к концу отпуска, значит вы все делали правильно. Но помните — на море вас подстерегает еще много опасностей, включая разные кишечные инфекции, расстройства желудка, слабый стул, белая черноморская акула, отсутствие привычного Wi-Fi, скаты и рыба еж на пляжах и т.д. Помни — во время укуса акула слепая, так как закрывает глаза оберегая их от травмы. Если ты увидел акулу, ты должен приложить все усилия что бы травмировать ей глаз, тогда она уже не нападет. Чтобы выжить в столкновении с акулой, нельзя заходить в воду больше чем по пояс. Что бы избежать травмы от рыбы ежа, надо плавать в обуви и т.д. Избежать травмы от ската хвостокола не возможно, его гарпун пробивает даже костюм аквалангиста. Купаться лучше с панамкой или ковбойской шляпой на голове. Если вы нырнули и долго не выныриваете, плывущая по волнам шляпа привлечет внимание спасателей . Панамка плохо плавает а ковбойка хорошо. Помните, если вы плывете в открытое море, разминая мышцы, а навязчивый человек на лодке с красной повязкой призывает вас вернуться назад, хотя вы еще и 100 метров не проплыли — знай, перед тобой трус, перестраховщик. Это спасатель, возможно с приставкой «горе» Смысл работы этих людей плавать на лодках вдоль линии купания и свои видом приводить в смущение отдыхающих. Спасти они конечно никого не успевают, зато сколько спеси и чванливости в их поведении. Помни — этот человек существует только благодаря деньгам, которые ты готов тратить на курортах, только благодаря тебе он может позволить себе пару месяцев в году поплавать на лодке бесплатно, получая во временное распоряжение красную повязку и спасательный круг. Помни — его святая обязанность сопровождать тебя в открытом море и помочь тебе приплыть назад, если ты соблаговолишь . Давать им на «чай» нет необходимости. Если ты утонешь, его замучают объяснительными, вся его жизнь превратится в одну длинную объяснительную.
Поэтому — плыви и можешь покапризничать. Ты платишь деньги на курорте 1 месяц в году а они на эти деньги жируют весь год потом. Ничего страшного, пару месяцев в году можно и поработать.
Вечером на набережной, ты можешь быть свидетелем необычного поведения некоторых отдыхающих, явно без высшего образования: на закате солнца они стремительно выбегают из моря, боясь что вода закипит…
Это лишь не большой список лайф — хаков для путешествия на море. Если после выполнения их вам удалось еще и вернуться с моря, то значит вы все делали правильно . Помни множество опасностей вас поджидает в виде сдатчиков жилья, разного жулья, на экскурсиях, в аквапарках, местного вина и т.д. Подумай, нужно ли тебе ехать на юг, на море, каковы шансы преодолеть все эти препятствия. Если ты примешь решение ехать, то не забывай про наши советы, делай все правильно, меняй окружающую реальность и прибудет с тобой сила и удача в поездке !

Есть замечательная история у Максима Камерера про колхоз (https://www.anekdot.ru/id/689017/ — для тех кто не читал ). Мой отец был студентом в том же институте, только лет на 25 раньше. Вот история что он рассказал.

» Когда нужда припрёт. «

Дело было середине 60х. Принято было тогда что бы институты брали шефство над колхозами. Не знаю уж чего там колхозы институтам взамен давали, а вот получали они студентов и студенток в качестве дешёвой рабочей силы. Ну и мой отец с группой соотвественно в колхоз был послан одним летом, помощь аграриям оказывать. Вообще большая толпа поехала, человек эдак с 40-50, пацанов и девчонок примерно поровну. Хорошая, дружная компания. Работали не отлынивали, коммунизм же строили в отдельно взятом колхозе.

Девчонок поселили в сельском клубе в более-менее достойных условиях, а ребят в колхозном сарае. Сарай — по сути сбитая из досок времянка, одна дверь, одно большое, намертво застеклённое, окно с форточкой примерно на уровне глаз, пол дощаный. На улице, туалет типа сортир и колонка. Вот и все условия.

Парни где то чуток матрацев надыбали, соломы натащили, у многих спальники были. На стенку календарь, агит плакаты (куда без них), жильё готово. Дело летом было, так что спали с открытой дверью и форточку открывали. Да и не запирали дверь никогда, все свои — воровать нечего. Естественно и должности неформальные появились, кто на гитаре хорошо играет и поёт — тот массовик-затейник, кто из деревни родом и к крестьянской работе привычный — тот бригадир, кто более пронырливый — тот генерал-квартирмейстер, итд.

Вечерами брали у местной бабульки самодельного пива и самогона, огурчиков солёных, картошки, кваску, колбаски, хлеба. Потом подхватывали гитары и шли к девчонкам из своей группы. Разводили большой костёр, пекли картошку, пели хорошие песни. Лепота. «Жила бы страна родная и нету других забот.» Селяне тоже подтягивались, парни и девушки, и все кстати очень хорошо ладили. Кое-кто из студентов даже с местными Дульсинеями романы завязал. Но правило поставили чёткое, вечером и ночью делай что хошь где хошь и с кем хошь, а вот с утра как штык должен быть в форме и работать как и все. Сачковать ни-ни, да и не пробовал никто.

И вот одним утречком они просыпаются от страшного шума и мата. Толик, парень крупный (уже армию отслужил), ломится в закрытую дверь и матерится. Что за чёрт? Почему дверь заперта? Толкают, нет — заперта плотно. Плечом навалились, нет заперта. Ну тут 4-5 пацанов с разбега в дверь — бах, что то треснуло и они все вывалились. Посмотрели, что за байда? Оказалось кто-то через отверстия где обычно вешается замок засунул хорошую, крепкую палку. Осмотрелись, ай чёрт, кто-то ночью проник в их сарай, собрал сапоги, штаны, рубашки, носки и развесил на ближайших деревьях.

Долго думать не пришлось, прикинули что девчонки из их группы. Было среди них пару-тройку сорвиголов. Те признались после что решили так над ребятами подшутить. Из вещей ничего конечно не пропало, отсырели только.

Заходят обратно, на шум все встали. Сна уже нет, по зову природы выходить стали, да барахло с деревьев собирать. И тут жуткий крик. Сбежались, стоит Славик и держит свой детородный орган, а он весь в засохшей крови. Мама родная, конечно шутки шутками, но жутковато. Расцарапан и довольно сильно. Промыл, йодом помазал, перебинтовал. У всех вопрос, «как же ты так, горемыка?»

Оказалось просто. У Славика с местной Кармен роман случился. Где-то гуляли, а потом выпил он местной браги чуток. Потом ещё чуток. Потом в догон, а после и на посошок. Короче вышло очень и очень даже прилично. Вернулся он в сарай позже всех, сразу спать завалился. Проснулся через часок, от позыва организма, облегчиться. Попытался выйти, дверь заперта. Пытался открыть, не поддаётся. Шуметь и будить парней он не решился.

Родилась у него в голове такая идея. Подошёл он к окну, застеклено оно намертво, открыть нельзя. Но форточка то открыта. А над окном небольшой положек, как раз пальцы поставить можно. Как то на одних пальцах подтянулся на уровень поясницы и форточки. И тут появилась проблема. Физиологического свойства, так сказать. Те кто не знает, мочеиспускательный орган у мужчин устроен так что бы его куда либо просунуть, даже если в форточку, требуется верная рука. А тут её как раз нету, руки лишней то есть. Свои то как раз заняты.

Товарищей он будить опять постестнялся, придумал вот что. Обвязал свой орган верёвочкой, один конец веревки в зубы взял, потом снова подтянулся на пальцах и виляя тазом и перебирая верёвочку зубами как-то «чудо» чудом вывалилось через форточку. Как он выдержал весь процесс вися на пальцах, тайна до сих пор покрытая мраком.

Процесс то он справил хорошо, а вот верёвочку выпустил. И вытаскивая често исполнивший свое дело орган он им зацепился. Рама то сделана из грубых досок, краска давно полопалась. Так что мала-мала покалечился. Удивительно, но «отряд не заметил потери бойца». Наверно сильно пьян был, да и рад что «операцию» выполнил успешно, никого не разбудил. Ну а утром, увидев результат, ужаснулся.

В отряде было много спортсменов, а Славик был парниша совсем не спортивный. Удивительное дело, но ни штангисты, боксёры, теннисисты, байдарочники — никто не смог повторить Славкино упражение. Лучше всего получалось у фехтовальщика, но и он так и не смог повторить Славкино достижение в лёгкой атлетике.

А Славику пришлось бурно развивающийся роман под благовидным предлогом отложить.

Ну а то как парни девчонкам из их отряда «отомстили», про то совсем другая история будет.

Новости Владивостока и Приморья

Губернатор Амурской области Олег Кожемяко подписал постановление об изменении профиля государственного природного заказника областного значения «Симоновский» с «зоологического» на «комплексный». Одновременно площадь заказника была увеличена на 40 550 га, достигнув 118 350 га.

Расширение территории произошло за счет включения участка поймы и террасы Амура в районе сел Буссе и Петропавловка Свободненского района, представляющего значительный интерес с точки зрения сохранения разнообразия растительного мира. Здесь присутствуют элементы степной флоры и фауны, проникающие на территорию Амурской области из Забайкалья вдоль течения Амура и отсутствующие где-либо еще в Приамурье. 11 видов редких растений, произрастающих здесь, не встречаются на других территориях области, а для одного вида, остролодочника дерновинного, заказник — единственное место произрастания на всем Дальнем Востоке России.

В будущем Симоновский заказник должен стать частью трансграничного российско-китайского резервата, соглашение о создании которого было достигнуто правительством Амурской области РФ и народным правительством городского округа Хэйхэ провинции Хэйлунцзян КНР в 2020 г.

«Работа по расширению территории и изменению профиля заказника «Симоновский» велась при поддержке Всемирного фонда дикой природы в рамках соглашения по
развитию системы ООПТ между фондом и правительством Амурской области. Всего в рамках этой программы в течение 2020—2020 г.г. были созданы заказники
«Токинский», «Верхне-Амурский», «Нижне-Норский», расширены территории заказников «Андреевский» и «Симоновский», созданы охранные зоны заказников
«Воскресеновский», «Желундинский», «Усть-Тыгдинский». Площадь ООПТ за счет этого увеличилась на 530 864 га и превысила 4 миллиона гектаров — более 11% территории области.» — комментирует Светлана Титова, координатор программ Амурского филиала WWF России по ООПТ.

За достижения в сфере развития ООПТ регионального значения в мае 2020 г. губернатор Амурской области Олег Кожемяко был награжден сертификатом «Хранителя планеты Земля» Всемирного фонда дикой природы, сообщает пресс-секретарь Амурского филиала WWF России Елена Старостина.

07:36, 25.11.2020 г. — VestiRegion.ru

I simply want to say I’m very new to blogging and site-building and really savored your blog. More than likely I’m want to bookmark your site . You absolutely have wonderful articles. Cheers for sharing with us your web page.

Everything is very open with a really clear clarification of the challenges. It was definitely informative. Your website is useful. Thanks for sharing.

I was able to find good info from your articles.

I blog frequently and I really appreciate your information. This great article has truly peaked my interest. I’m going to bookmark your website and keep checking for new information about once a week. I subscribed to your RSS feed too.

Pretty! This has been an incredibly wonderful post. Thank you for supplying these details.

This website was. how do you say it? Relevant!! Finally I have found something which helped me. Cheers!

Way cool! Some extremely valid points! I appreciate you penning this write-up plus the rest of the site is also very good.

I blog frequently and I really appreciate your information. Your article has truly peaked my interest. I am going to bookmark your website and keep checking for new information about once a week. I subscribed to your Feed as well.

When I initially left a comment I seem to have clicked on the -Notify me when new comments are added- checkbox and now every time a comment is added I receive four emails with the exact same comment. There has to be a way you are able to remove me from that service? Kudos.

This site truly has all the info I wanted concerning this subject and didn’t know who to ask.

Great blog you have here. It’s hard to find good quality writing like yours nowadays. I honestly appreciate people like you! Take care!!

Good post! We are linking to this particularly great content on our website. Keep up the great writing.

That is a great tip especially to those new to the blogosphere. Brief but very precise info… Many thanks for sharing this one. A must read article.

Excellent post. I am facing some of these issues as well.

I just want to mention I’m beginner to blogging and seriously liked your page. Almost certainly I’m going to bookmark your website . You surely come with great article content. Thanks a bunch for sharing with us your blog.

An outstanding share! I have just forwarded this onto a friend who had been doing a little homework on this. And he in fact bought me breakfast simply because I discovered it for him. lol. So let me reword this. Thanks for the meal!! But yeah, thanx for spending some time to talk about this issue here on your site.

Видео: Япония приросла одним островом

ПО ТЕМЕ

В результате подводного извержения вулкана у берегов Японии образовался новый остров, сообщает RT Russian.

Службы береговой охраны опубликовали видеозапись, на которой запечатлен момент извержения и образования маленького острова диаметром 200 метров.

ПО ТЕМЕ

МИР УВЛЕЧЕНИЙ

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

ОПРОС

Перезагрузка Правительства: Изменится ли жизнь к лучшему?

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

Март 2020

ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29

Использование материалов «Час Пик» разрешается при условии ссылки (для интернет-изданий — гиперссылки) на сайт «Час Пик»

Перепечатка, копирование, воспроизведение или иное использование материалов, в которых содержится ссылка на агентства

УНІАН и УНН строго запрещено.

Copyright © «Час Пик» 2009 Все права защищены

Рейтинг казино по скорости выплат:
  • СОЛ Казино
    СОЛ Казино

    1 место в рейтинге! Забирайте бонус за регистрацию!

  • Казино ИКС
    Казино ИКС

    Большие Джекпоты и высокая отдача с автоматов!

  • ДЖОЙ Казино
    ДЖОЙ Казино

    Моментальные выплаты и много бонусов!

Добавить комментарий